☆ Приветствуем Вас, Гость! ☆ Регистрация ☆ RSS ☆
   +12

Главная » Файлы » Архив 2013 "Память о Сталинграде в наших сердцах" » 3. Наши земляки - участники Сталинградской битвы.

Поэт в России больше, чем поэт
[ Скачать с сервера (1.10Mb) ] 20.01.2013, 14:29
Управление образования ЗАТО Северск
Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение
«Средняя общеобразовательная школа № 76»

Номинация: Наши земляки - участники Сталинградской битвы

исследовательская работа «Поэт в России больше, чем поэт».

Выполнил: Ткачев Павел Дмитриевич, 9А МБОУ СОШ № 76 Северск
Руководитель проекта – Ткачева Юлия Геннадиевна, руководитель музея МОУ СОШ № 76 ЗАТО Северск, 636070, г. Северск, ул. Парковая 2а, МОУ СОШ № 76, р.т.547589, schola76@mail.ru

…Поэтами не всем дано родиться,
К ним божий дар приходит свысока.
Порой сполна им не дают раскрыться.
Судьба поэтов очень нелегка…
Эшкабилова Л.И.

Наш город Северск – крупнейший из закрытых городов системы Минатома. В 2009 году ему исполнилось 60 лет. Это небольшой провинциальный городок, расположенный на месте сибирской тайги вблизи города Томска. Его строительство началось вместе со строительством заводских корпусов Сибирского химического комбината. Сейчас наш город насчитывает более 140 тысяч жителей. Как и в любом городе у нас есть свои таланты и знаменитости: в спорте, труде, здравоохранении, поэзии…
Сегодня я вас хочу познакомить с членом Союза писателей России, Почетным гражданином города Северска - Михаилом Михайловичем Карбышевым, которого, увы, уже нет в живых, но его стихи по-прежнему завораживающе действуют на нас, его читателей. Его имя знает, думаю, каждый в нашем городе. Его стихи периодически появляются на страницах городской газеты «Новое время», их можно услышать по радио, а можно прочесть в его книгах. На доме, в котором он жил была установлена мемориальная доска. Так, что же это за человек?
Родился Михаил Михайлович 1 ноября 1922 года в селе Десятово Шегарского района Томской области, в многодетной семье.
Вот, что он говорил о своем рождении (со слов родителей):
«Бабка Носиха принимала роды у моей мамы и увидела, что новорожденный не кричит, не дышит. Мертвый ребенок! Тогда бабка схватила в одну руку скалку, в другую – заслонку и забренчала надо мной деревом по железу, и я – закричал. И вот, говорю, теперь на белом свете».
Михаил Михайлович был призван в армию 25 июля 1941 года, служил в 33-ей гвардейской дивизии, 88-го стрелкового полка, рядовой, стрелок. Участвовал в освобождении Донских земель, городов Калач, Шахты, станицы Цимлянская.
Награжден орденом Отечественной войны II степени, медалью «За победу над Германией» и юбилейными медалями.
Был на войне!
Ни около, ни подле,
И пусть врага
не ранил, не убил,
Был на войне – зачтите
тем за подвиг,
Кто на войне
хотя бы час пробыл…
М. Карбышев
По-разному складывались военные судьбы советских людей. Военная дорога для Михаила Михайловича началась в неполные 19 лет. Страна уже месяц воевала, но его направляют на восток, строить оборонительные сооружения, была угроза вторжения врага и оттуда. Но разве мог молодой парень, полный оптимизма и решительности, защищая Родину, усидеть в тылу? Он рвался в бой, неоднократно обращаясь к командованию о направлении на фронт, и добился своего! После учебного батальона в конце 1942 года, был зачислен рядовым стрелком в 33-ю гвардейскую дивизию, которая в Тамбове проходила очередное переформирование после больших потерь в сражениях.
И вот Сталинград…
Здесь шли ожесточенные бои около города и в самом городе. Озверевшие враги рвались на помощь к оказавшимся в окружении своим частям и были особенно беспощадны.
Настал черед и рядового Михаила Карбышева постоять за Родину.
Из его воспоминаний:
«Война у меня была очень короткая. По пути на фронт мы долго шли по той земле, которую уже освободили наши войска. Зима, сугробы вдоль дороги. А из снега рука торчит, поодаль – нога, часть туловища…Мы были поражены, в первый раз увидев такое скопище мертвых людей. Трупы валялись прямо на дороге, и проезжавшие машины цеплялись за них колесами. Тысячи людей тогда гибли, некогда было хоронить.
Спрашиваем у командира с робостью в душе: «А это наши?» и тайно надеемся, что он ответит: «Нет, это немцы». «Наши или немцы? – переспросил командир, уже повоевавший человек. – А кто их знает, кто теперь разберет? И наши здесь, и немцы…»
Мне довелось быть на фронте всего четыре месяца. Повезло мне или нет? Провел я их под страшным огнем Сталинградской битвы. Когда от Сталинграда погнали немцев, наша 33-я гвардейская дивизия их преследовала. Немцы удирали от нас на машинах, а мы догоняли их пешком. Они-то знали, куда отступают. Город Шахты превратили в неприступную крепость. Расставили минометы, пулеметы, пушки, авиация подготовилась. Отступая, они нас манили-манили и заманили. В одночасье всю дивизию –
20 тысяч человек – положили. Ой, там смотреть – слезы одни - кровь, куски мяса человеческого.
Милые мои однополчане! Страшно было видеть вас, лежащих на промозглом снегу, бездыханных с открытыми глазами, устремленными в небо. Вы только что шутили, смеялись, думали – и вот… мокрый снег лежит на еще теплых губах… а война идет, как косилка на лугу, и столько она накосила, что не успевают собирать убитых и хоронить. Страшно.
До этого побоища наша 33-я дивизия уже дважды ходила на пополнение: выбьют солдат, такими, как я, новичками пополнят, и в бой.
В моём военном билете записано: тяжелое ранение в область шеи и позвоночника. Еще полсантиметра пуля двинулась бы, и я не жилец на этом свете. Но она как-то остановилась. Ее потом извлекли из шеи, а я до сих пор страдаю головными болями.
В январе 1943 года из меня, совсем зеленого пацана, сделали инвалида. После этой бойни наша дивизия вновь пошла на пополнение, а мне до конца войны пришлось находиться в госпитале.
Те фронтовики, что остались живы, кому послал Бог длинный век, живут неуспокоенными. Они окружены детьми и внуками. Поколение той войны стремится усовершенствовать мир вокруг себя, сделать его добрее. Все, что я хотел сказать о войне, вы прочтете в моих стихах.
Под Курском, Москвой, Сталинградом,
С солдатами славу деля,
Была она тоже солдатом,
Советская наша земля.
Под городом Шахты, за Доном
Я землю в бою исцелил:
Из сердца и в сердце, как донор,
По капле ей кровь перелил.
Но я умереть не боялся,
С землей свою кровь разделя.
А жить потому лишь остался,
Что жить продолжает земля!»
После Победы Михаил Михайлович закончил Новосибирскую музыкальную студию по специальности «художественный руководитель» и Палехское художественное училище. В 1951 году вернулся в родной Томск. Работал в клубах и Домах культуры, руководил художественной самодеятельностью на манометровом заводе.
В 1953 году его пригласили в Северск поднимать культурную целину.
Город наш тогда только строился, поэтому никаких клубов и в помине здесь не было. Михаил Михайлович по своей творческой неуёмности решил основать здесь самодеятельный клуб, который назвали «Родина». Он собирал самодеятельных артистов, руководил драматическим коллективом, занимался с солистами, но это было все после работы, а работал Михаил Карбышев на первом объекте сибирского химического комбината. Более четверти века трудился он аппаратчиком, успешно совмещая работу на основном производстве с художественной самодеятельностью и занятиями живописью.
Портрет своего любимого поэта Павла Васильева, Михаил Михайлович нарисовал на материале, который практически никогда не изнашивается и ни с чем не вступает в реакцию – это тефлон. Все знакомые химики его на смех подняли: «Ты же знаешь, что на тефлоне ни карандаш, ни краска не рисуют!» Карбышев полгода с этим материалом промучился. В итоге все-таки нашел способ, как рисунок на нем закрепить. Смешно сказать, но сделал он это с помощью сока чеснока. Вспомнил, как в детстве его мама этим соком разбитые чашки склеивала. После этого чашка такой же прочной, как раньше становилась. Вот так появился в доме Карбышевых портрет Павла Васильева.
Как поэта, жители нашего города, узнали о нем Свои первые стихи Михаил Михайлович написал в 57 лет.
Он тогда руководил городским хором, и ему начальство дало задание на юбилей города написать и исполнить со своим хором песню о Северске. Михаил Михайлович согласился, потому что был уверен, что без труда найдет если не в Северске, то уж в Томске точно и поэта, и композитора, которые согласятся написать такую песню. Но абсолютно неожиданно для него все томские поэты отказались, говоря: « Вы там в своем «ящике» (так именовался наш город в то время «Почтовый ящик № 5», потом были другие названия) все, как сыр в масле, катаетесь. И о вас еще песни писать! Обойдетесь».
Выхода у Карбышева не было, и он решился на отчаянный шаг – написал песню сам, и на юбилее города она имела большой успех.
Так начался песенный период его творчества. Вместе с томскими композиторами Владимиром Лавриненко и Геннадием Черненьким они создали несколько песен, которые исполнялись не только северским хором, но некоторые из песен пел и хор Пятницкого. К своему поэтическому дару он долго не относился серьёзно.
Потом было знакомство с томским писателем Владимиром Колыхаловым, которое в корне изменило жизнь Михаила Михайловича. Он ему сказал: «Пишите, у вас такой интересный и богатый материал». И Карбышев стал писать.
В 1979 году Владимир Колыхалов вместе с другим томским писателем Станиславом Федотовым выбрали несколько лучших, на их взгляд, стихов Михаила Михайловича и отправили в журнал «Наш современник», которые практически сразу публикуют.
Карбышева поздравляют все!
А он чувствует себя школьником-переростком. Шутка ли, ведь ему уже 57 лет. Вроде поздно начинать учиться. Музыка, рисование – это он знал, этим занимался всю жизнь, с самого детства. А вот писать стихи - совсем другое дело. Михаил Михайлович до сорока одного года стихи вообще не читал, а тут пришлось заново открывать для себя русских классиков: Пушкина, Лермонтова, Есенина…
Так началась творческая судьба Карбышева, которая складывалась, можно сказать, очень удачно. За первой публикацией в «Нашем современнике» последовала череда других: в «Следопыте», в журнале «Москва». Михаил Карбышев стал известен далеко за пределами нашей области. Не случайно томский поэт Александр Казанцев назвал его одним из самых ярких поэтов Сибири. А «проза Карбышева по точности и красочности описаний природы не уступает, пожалуй, Пришвинской», - говорил он.
Некоторые томские писатели с завистью говорили: «Наши рукописи по два-три года в редакции лежат, своей очереди дожидаются. А ты вон какой шустрый и везучий оказался. Раз и сразу опубликовали тебя». Тогдашний главный редактор «Нашего современника» написал Михаилу Карбышеву: «Судя по вашим стихам, вы уже можете подготовить к печати свою собственную книгу. Да и в Союз писателей вам пора вступить». Сказано – сделано, и в 1984-м году Михаил Михайлович Карбышев был принят в Союз писателей РФ по рекомендации известных писателей Виктора Бокова, Петра Проскурина, Юрия Прокушева. Писатель Геннадий Семенихин при этом заметил: «Если бы Михаил Карбышев написал только Литераторы: М.Карбышев, В.Колыхалов, А Казанцев, С.Алексеев одно стихотворение – «Отец жалел коня», уже тогда можно было бы сказать, что в нашей литературе прозвучал голос нового талантливого поэта».
А вот, что говорил о нем Виктор Набоков: «Стихия народного языка у Карбышева яркая, она из почвы и из личного опыта. Стих его опрятен и чист, как свежесрубленная изба. В этом человеке естественно живет чисто народный русский стих, восходящий к Алексею Кольцову. В его стихах мудрость и народный юмор, что трудно вспомнить сразу что-либо равное ему в нашей поэзии».
Так началась новая полоса в жизни Михаила Михайловича. Хотя и раньше он подолгу не любил засиживаться дома, с самодеятельностью постоянно по городам разъезжал, а тут и подавно. Творческие вечера и встречи одни за другими.
Михаил Карбышев всегда придавал большое значение встречам с читателями, он буквально жил этим. Авторские вечера поэта, презентации сборников всегда проходили с аншлагом. Для Михаила Михайловича это общение с людьми было очень полезно, через него много нового и интересного для себя он открывал в людях. С этих встреч он уносил любовь и признание почитателей его таланта.
У стихов Карбышева счастливая судьба – они любимы, их читают, перекладывают на музыку. Очень многие из его стихотворений превратились в задушевные песни, которые исполнялись самодеятельными коллективами Томской области, которые звучат в исполнении солистов города Северска.
И в нашей школе Михаил Михайлович Карбышев был всегда долгожданным гостем. Творческие встречи были очень яркими и надолго запоминались ребятам. Он также присутствовал на открытии нашего школьного музея «История города Северска» в 1986 году. Счастливым назвал этот день Михаил Михайлович, потому что это был первый музей истории нашего города. Поэт пожелал всем «большого человеческого счастья, успехов в учебе и вечного мира на нашей планете Земля», в книге отзывов им была сделана первая запись.
Михаил Карбышев был одарен не только поэтически: он писал замечательные пейзажи, портреты и натюрморты, играл на баяне, аккордеоне, фортепиано и гитаре, сочинял музыку.
Он автор 12 книг, изданных в Москве, Новосибирске и Томске: «Характеры», «Раздумья о земле», «Деревянный ковшик», «Михайлов день», «Свет любви», «Кухтеринские вертепы», «Свет мой, женщина», «Десятовские были»…
В чем сила дара Карбышева?
Конечно прежде всего – в естественности. Его стихи глубоки и ярки, полны мыслей. Сила его стихов – в привязанности к земле и Родине, чистоте искреннего чувства любви к ним.
От рождения с Родиной связан
Русским словом, русской душой.
Я своей земле за то обязан,
Что живу на свете – сам большой.
Читая стихи поэта, чувствуешь, как хочется ему хоть на миг вернуться в родное село Десятово, где он родился, где прошло его детство, юность, откуда он уходил на фронт:
Мне бы съездить домой ненадолго,
Возле сказочных рощ побродить,
И в зеленом смородинном колке
Из-под корня водицы испить.
Вся поэзия Михаила Михайловича отличается жизнелюбием, краски его стихов заимствованы у природы, такой родной и близкой поэту с малолетства:
Я землю люблю. Есть на это причина
Простая, житейская, что там мудрить.
Она меня, глупого, в детстве учила
Слова понимать, а потом говорить.
Тема Родины и земли проходит через все творчество Карбышева. В одном из своих последних стихотворений, уже будучи тяжело больным, он пишет:
Вода, и небо, и земля
Болеют так же, как и я,
Сгорает Ад, затоплен Рай
Прошу, земля, не умирай.
Стихотворения о матери: «Мамины холсты», «Мамино царство», «Мать» и другие трогают нежностью, жалостью к женской доле:
Мама, мамочка, мамулечка,
Родная ты моя,
Шла по нашей тихой улочке
С полей и на поля.
Или:
О нас больших горюет мама
И сквозь наличники в окне
Глядит, припав к оконной раме,
Но…Только месяц в вышине.
Участник войны, Карбышев всем сердцем радел за сохранение мира на Земле, жизни, у истоков которой – семья, любовь. До конца дней своих поэт относился к ветеранам Великой Отечественной войны с вниманием.
Идут ветераны Девятого Мая
Навстречу весенним ветрам.
Пред ними с поклоном я шляпу снимаю,
Хотя я и сам ветеран.
Любовь к женщине – одна из излюбленных его тем, и он на протяжении многих лет своей творческой работы обращается к ней. Не случайно один из своих сборников поэт озаглавил «Свет мой, женщина».
И что ни шаг, то дрожь по телу,
Изгибы талии, как стон.
Как птицы быстрые летели
К тебе глаза со всех сторон.
О Томске Михаил Михайлович пишет с особым чувством, находя в нем ту красоту, что присуща только этому старинному, деревянному, кружевному городу:
Мой таежный, мой красивый,
Стародавний, красочный,
Ты один такой в России –
Будто терем сказочный.
К своим стихам Карбышев относится самокритично. Труд поэта в стихотворении «Творчество» он сравнивает с трудом пахаря:
До солнца встаю – и на пашню!
Пока перепелки в овсе
Не ели овсяную кашу –
Я к белой спешу полосе.
На простоте, искренности и задушевности держатся его
в гостях у Карбышева стихи. В описании природы они лиричны, красивы.
Закурили кострами покосы,
Белый дым, как телок – сосунок,
В травы мокрые тычется носом
И бодает взъерошенный стог.
Этот одаренный природой поэт, имел особый дар – переводить разговор природы на понятный нам язык:
К земле припаду я и слышу
Заботы её и свои:
Мы с ней одинаково дышим
И в плотные входим слои.
Пик его творчества приходится на 80-90-е годы прошлого столетия. Именно тогда из-под его пера выходит поэма «Кухтеринские вертепы», которая считается одной из лучших поэм современности.
Кроме стихов и поэм он писал басни, рассказы. Мы преклоняемся перед талантами знаменитых классиков, но в то же время нельзя Михаил Карбышев с внуком Мишей забывать, что среди нас жил, работал и творил Поэт с большой буквы – Михаил Карбышев.
Признание к нему, как к поэту пришло, когда ему было уже за шестьдесят, хотя багаж его творчества составлял к тому времени уже несколько поэтических сборников и массу неопубликованных стихов. Он с сожалением пишет:
Пришло, как без вести пропавшие-
Моё признание, домой,
Седое, кедрачом пропахшее,
Дождем, туманом и зимой,
Осенней ягодкою-клюквенкой,
Горчинкой терпкою во рту.
Ты всё ж пришло и в сердце юркнуло
Ко мне в такую поздноту…
А вот, что Карбышев говорил о современных поэтах: «При нынешней грамотности, похоже, не так трудно накатать стихотворение, выпустить одну, другую книжку стихов. Но вот что поразительно: стихи москвича похожи, как де капли воды, на стихи томича, ленинградца, иркутянина и т.д. мне кажется, в стихах должны быть соки то земли, на которой ты родился, вырос и живешь. В них должен быть свой свет, аромат, и написаны они должны быть здешним языком. Ведь недаром есенинские березы на рязанской земле и шумят по-своему, и уральские горы в поэтических сказах Бажова ни с какими горами не спутаешь. Вот этой «узнаваемости» как раз и не хватает современным поэтам».
Михаил Михайлович был счастливым человеком не только в поэзии, но и в семье, потому что его жена, Александра Савельевна, всегда его поддерживала и была самым надежным спутником жизни. Вот, что он говорил о своей жене: « Моя жена золотой человек. Честно скажу, большинством своих удач и успехов я обязан именно ей. Благодаря ее пониманию и поддержке удалось мне в этой Михаил Михайлович и Александра Свельевна Карбышевы
жизни сотворить что-то значимое. Что бы в моей жизни не случалось негативного, я всегда знал: за мной стоит моя семья. Она не подведет. Это помогало собраться и со всеми неудачами справиться. В общем, можно сказать, что я – счастливый муж, отец и дед».
Пусть признание пришло к Михаилу Михайловичу с большим опозданием, но для любителей его творчества, почитателей его таланта он был и останется в памяти на долгие годы.
Вот такие талантливые и интересные люди живут в нашем сибирском городе Северске.

Литература:
1. Антология закрытых городов. – Красноярск: «Буква», 1999 г., стр.260
2. Дубов Г.И. Они защищали Родину.- Томск: ООО «Компания Янсон», 2001, стр. 4
3. Журнал. Северский меридиан. – Томск., 2003 г., № 5, стр. 27
4. Журнал. Северский меридиан. – Томск., 1999г., № 3, стр. 28
5. Журнал. Северский меридиан. – Томск., 1999 г., № 2, стр. 44
6. Новое время: от марта 1998 г., № 14, стр. 6
7. Новое время: от 29 апреля 1999 г., № 17, стр. 15
8. Новое время: от 19 ноября 1998 г., № 47, стр. 5
9. Опаленные войной.- Томск: «Диалог – Сибирь – Томск», 1997 г., стр.73
10. Червинский В. Любовь и судьба. – Томск: «Красное знамя», 2000 г.,
стр .4, 59
11. Яблокова В.И. Золото культуры Северска. – Томск: «Д-Принт», 2008 г., стр. 72
Категория: 3. Наши земляки - участники Сталинградской битвы. | Добавил: asd2373
Просмотров: 1195 | Загрузок: 165 | Рейтинг: 1.2/18
Всего комментариев: 0
avatar