☆ Приветствуем Вас, Гость! ☆ Регистрация ☆ RSS ☆
   +12

Главная » Файлы » Архив 2013 «Подвиг героев в сердцах поколений» » 1. Герой-воин – защитник Родины

Мой Дед - Труженик Тыла
[ · Скачать удаленно () ] 23.04.2013, 19:15
Наименование образовательного учреждения: БУ СПО "Нижневартовский Профессиональный Колледж",
Автор Волков Данил Павлович
Руководитель: Иванова Лариса Борисовна
Моя работа посвящена моему дедушке Волкову Григорию Даниловичу. Ему 86 лет и мне хочется, чтобы его заслуги перед Родиной были не забыты. Пока он жив, мне хочется сделать ему приятное и этой работой высказать ему своё уважение.
Фильм «А зори здесь тихие», пожалуй, никого не оставляет равнодушным. Для Григория Даниловича Волкова картина ещё дорога тем, что действие в ней происходило как раз в тех местах, где под конец войны он оказался.
… В их небольшом тихом селе Новокусково, что в Томской области, война давала о себе знать ежедневными сводками с фронта, проводами на фронт и нередко похоронками. 15-ти летний Григорий, закончив семилетку, пошёл работать путевым на железную дорогу. «Мы снимали на тупиках рельсы и шпалы и отправляли их на фронт, - вспоминает 85-летний ветеран. – Я хоть и крепкий был паренёк, но к вечеру просто валился от усталости. В апреле 44-го нас откомандировали на Кировскую железную дорогу, которую после прорыва фронта нужно было срочно восстанавливать. Война уже откатилась на запад, войска Карельского фронта в августе полностью освободили от немцев территорию, но фашистские самолёты нередко появлялись в небе и сыпали бомбами на нас, буквально гоняясь за путейцами. Падаешь в кювет и ждешь, когда закончится бомбёжка. Недаром эту дорогу называли «огненной». На север эшелоны шли порожняком, а обратно возвращались груженные техникой и продовольствием». Молодёжь допризывного возраста в основном и занималась ремонтом дорог. Ведь те, кто по старше, воевали на фронте. «Работали как то мы в районе станции Лоухи, это большая узловая станция, там паровозы менялись, поездные бригады была смена, сожжено всё напрочь было. Один битый кирпич, выкопанный даже из землянки, где дежурные подстанции сидели, вокруг зенитной батареи стояли для защиты от этой станции, ну вот в одном месте была большая просадка пути железнодорожного. Нас бросили туда поднять, выровнять путь. Стали мы, расшили путь, заменили, стали менять шпалы, и под шпалами оказались мешки…мешковина появилась. И в этих мешках была какая-то коричневая масса, как земля, но не земля. И в конце концов, мы поняли что это мука… разглядели. А там было много случаев таких. Во время бомбёжек в 1942 году, особенно в 1943, 1941, зимой, прямое попадание в рельсы, получалась огромная воронка, чтобы её зимой засыпать. А чем засыпать? Песка нет, застывшее всё и скалы кругом, места такие были, всё застывшее. Тогда искали вагон с мукой, а в каждом эшелоне, который шёл с Мурманска, шла американская мука. Там разгружались конвои, и всё это перевозилось на юг. И вот находили вагон с мукой, брали мешки с мукой, закладывали это большую воронку мукой, сверху засыпалась, сколько можно там с стылой щебёнкой или песком, и маскировалась. Если ремонтные бригады они погибали, а погибали они зачастую, во время бомбёжек, то в летнее время это раскапывалось, изымалась мука, такая дефицитная продукция и засыпалась песком, щебёнкой всё это и делалась нормальная выставка пути, и дорогу больше не проседало. А вот эта мука или это место(воронка) попала так, что или наверное бригада вся погибла, во время бомбёжек, или её перекинули в другое место. В живых никого не осталось, а про эту воронку забыли. И, в конце концов, вся мука сгнила, дорого просела, и вот мы ликвидировали эту воронку. Ну, пришлось засыпать песком, сделали носилки, на теле вагонетка была, там каменюки, валуны насобирали, вниз заложили, потом сверху песком присыпали, и восстановили это полотно. Вот такие случаи были, так что там и бомбёжки, ремонтные бригады погибали зачастую, поэтому нас и бросили в апреле 44-го года на эту дорогу восстанавливать». «…Вы спросите, страшно было там или нет? Я отвечу так: и страшно было, и любопытно…нам было 17 лет… только всего. Любопытно всё это было, как бомбы рвутся, какие мины, как они летят, как порох горит? Вот у нас случай был: Станция Вичка, около города Медвежьегорска, на берегу Онежского озера, и уклон от этой станции маленькая на Онежское озеро на Медвежьегорск. И там, одно время, когда Медвежьегорск был освобождён, когда ещё там шли бои, в Медвежьегорске, с этой станции ушло 4 вагона под уклон, а рядом была судоверфь, старая-престарая, Пиндуша так называемая. Там строились баржи деревянные, лодки, лесопереработка шла, и вот эти вагоны самокатом ушли под уклон на судоверфь в Пиндуше. И там на стрелках всё это грохнулось, всё это развалилось, там в 4-х вагонах. 1 вагон был армейской типографией, 2 вагона были с минами для миномётов, всё это раскидало вокруг, вот мы там восстанавливали этот отрезок пути, меняли шпалы, рельсы новые выкладывали. Сапёры там мины подобрали какие-то и были раскиданы, но много осталось пороха от дополнительной заряды к минам. В таких мешочках, длинные как сосиски, и ленточные дополнительные заряды. Вот мы их, когда работали там, наберём полные карманы там и сами вечером там фейерверк устраивали, около своей казармы. Жгли, интересно было, забавно, но в самом Медвежьегорске были, там ещё веселее было, лазили по сопкам, где доты были пушечные, особенно, оттуда такой прекрасный вид был на Медвежьегорск, на все окопы, смотрели, всё это с этих блиндажей дотов простреливалось, там наши войска понесли большие потери, пока не обошли стороной по Петрозаводскому шоссе, когда обошли напрямую не смогли взять Медвежьегорск, из-за этих пушечных дотов, только когда всё это окружение сделали, финны убежали».
Война закончилась, и, может быть, ещё долго пришлось бы работать Григорию путейцем, но из-за серьёзной болезни его комиссовали. Вернувшись, домой, он вскоре пошёл учиться на курсы судоводителей. В сибирском селе, где в окружении величественной, тайги протекала река Обь, сам бог велел становиться речником или идти в лесную промышленность. Григорий совместил 2 профессии, работая на сплаве леса. Капитан-механик Волков водил буксирные суда по сибирским рекам, изучив их характер. «А когда в Тюменской области открыли нефть и Самотлор загремел на всю страну, взял да и приехал сюда. Помню, 15 июня 1966 года я уже приступил к работе на РЭБ флота. А через год перевёз в Нижневартовск и свою жену с детьми. Железной дороги ещё не было, на флот и авиацию одна надежда, - вспоминает Григорий Данилович.
-Елизавета Кузьминична моя устроилась медицинским работником. Вот так уже 45 лет и живём здесь». К медали «За доблестный труд в Великой Отечественной Войне 1941-1945 гг.» прибавилась ещё одна медаль – «За освоение недр и развитие нефтегазового комплекса Западной Сибири», которая ему тоже дорога. В 1994 году Г.Д. Волков ушёл на залуженный отдых и вот уже в феврале этого года отметил своё 86-летие. Годы годами, а капитанский характер в нём до сих пор чувствуется.
Категория: 1. Герой-воин – защитник Родины | Добавил: Xenesi_aka_Othello666
Просмотров: 353 | Загрузок: 144 | Рейтинг: 1.0/6
Всего комментариев: 0
avatar