☆ Приветствуем Вас, Гость! ☆ Регистрация ☆ RSS ☆
   +12

Главная » Файлы » Архив 2013 «Подвиг героев в сердцах поколений» » 1. Герой-воин – защитник Родины

Герой Советского Союза—выпускник Таганрогского авиационного техникума Стрельников Василий Поликарпович
[ Скачать с сервера (329.7Kb) ] 29.04.2013, 22:39
Родился 28 марта 1919 года в станице Кирпильская, ныне Усть - Лабинского района Краснодарского края, в семье крестьянина. Окончил 2 курса Таганрогского авиационного техникума. С 1940 года в Военно - Морском Флоте. В 1942 году окончил Ейское военно - морское авиационное училище.
С января 1943 года на фронтах Великой Отечественной войны. По 10 февраля 1945 года сражался на Северном флоте.
Командир эскадрильи 78-го истребительного авиаполка ( 6-я истребительная авиационная дивизия, ВВС Северного флота ) капитан В. П. Стрельников совершил 150 боевых вылетов, потопил 2 тральщика, 1 сторожевой корабль, 1 самоходную баржу, 2 мотобота и 1 буксир противника, в 14 воздушных боях сбил 7 самолётов противника.
6 марта 1945 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза.
После войны продолжал службу в ВМФ СССР. В 1945 году окончил Высшие офицерские курсы ВМФ, в 1955 году - Курсы усовершенствования офицерского состава при Военно - Воздушной академии.
В 1970 - 1980 годах был начальником 33-го Центра боевого применения морской авиации ВМФ берегового базирования ( посёлок Кульбакино Николаевской области ). С 1981 года генерал - лейтенант авиации В. П. Стрельников - в отставке. Жил в городе Николаеве ( Украина ). Умер 23 октября 1993 года.
Награждён орденами: Ленина, Октябрьской Революции, Красного Знамени ( четырежды ), Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды; медалями. Заслуженный военный лётчик СССР. Бюст В. П. Стрельникова, в числе 53-х лётчиков - североморцев, удостоенных звания Героя Советского Союза, установлен на Аллее героев - авиаторов Северного флота, открытой 29 октября 1968 года на улице Преображенского в посёлке Сафоново ЗАТО город Североморск Мурманской области ( автор Э. И. Китайчук ).
С января 1943 года в действующей армии. С первых же боевых вылетов Стрельников показал себя храбрым, умелым воином, настоящим мастером воздушного боя.
Первые боевые вылеты совершил в составе эскадрильи капитана В. С. Дорошина ( награждённого 3 орденами Красного Знамени за 6 сбитых вражеских самолётов ). Летал на английском истребителе Хаукер "Харрикейн". 14 апреля был подбит и около 20 дней провёл в госпитале.
Малоэффективные "Харрикейны" всё чаще стали использовать в роли истребителей - бомбардировщиков и штурмовиков. Если они и вылетали на сопровождение Ил-2, то всегда при поддержке истребителей других типов. 23 июня 1943 года 8 "Харрикейнов" из 78-го ИАП, ведомые капитаном Дорошиным, а также 4 Р-39 из 2-го Гвардейского ИАП сопровождали 8 Ил-2 из 46-го ШАП. Штурмовики имели задачу потопить 2 транспорта в районе Вадсё ( северное побережье Норвегии ). "Илы" успешно отбомбились, но во время атаки цели был сбит и погиб командир эскадрильи капитан B. С. Дорошин. В этом же бою Стрельников одержал свою первую победу, сбив истребитель Ме-109.
14 сентября 1943 года, группа штурмовиков, ведомая лейтенантом С. А. Гуляевым, вылетела на штурмовой удар по Киркенесу. Воздушные разведчики обнаружили в порту около 20 транспортных судов и 25 малых боевых кораблей. "Илы" пошли на задание под прикрытием 8 истребителей 78-го авиационного полка, которыми командовал капитан В. С. Адонкин.
На подступах к цели североморцев встретили вражеские истребители. Завязался воздушный бой. Командир группы Адонкин приказал капитану В. П. Стрельникову с ведомым следовать за штурмовиками, которые пошли на прорыв заградительного огня, а сам с остальными атаковал "Мессеров", оттесняя их от штурмовиков. Во время прорыва сквозь огневой заслон вражеским снарядом повредило самолёт ведомого Стрельникова, и тот со снижением потянул в сторону Рыбачьего. Стрельников следовал за ударной группой. Теперь на него одного легла вся ответственность за безопасность штурмовиков.
А немецкие лётчики не зевали. Наперерез штурмовикам устремились 12 "Мессеров", барражировавших над портом. Гуляев и его ведомые бросили свои "Илы" в пике на корабли. На стороне противника было тактическое преимущество. Стрельников видел - ещё мгновение, и "Мессеры" в упор ударят по пикирующим "Илам". Его товарищи не успевают на выручку. Только он может помешать фашистам. Надо задержать их хотя бы на несколько минут, пока подоспеет Адонкин со своими ведомыми.
И он один пошёл в лоб против 12 Ме-109 ! Первого же попавшего в прицел срезал короткой очередью. Остальные завертели карусель вокруг него, наседая со всех сторон. Его "Харрикейн" носился в гуще врагов, огрызаясь огнём пушек и пулемётов то на пикировании, то на крутой горизонтали.
Лётчик уже потерял счёт, сколько раз полоснули враги его машину вдоль и поперёк. Вдруг на одном из виражей самолёт "чихнул" клубом дыма, откуда-то снизу вырвалось языками пламя и пошло к носовой части, всё ближе подбираясь к кабине.
Когда истребители Адонкина приблизились к месту схватки, они увидели, что объятая пламенем машина Стрельникова волчком вертится в стае "Мессеров", выплевывая время от времени короткие очереди. Дружно бросились на помощь товарищу. Немцы оставили в покое горящую машину и поспешно покинули поле боя. Североморцы не стали преследовать их. Штурмовики выполнили задачу и легли на обратный курс. А внизу на транспортах и кораблях вовсю полыхали пожары: бомбы и снаряды штурмовиков не прошли мимо цели.
Группа прикрытия пристроилась к "Илам". Чуть ниже шёл к родным берегам пылающий самолёт Стрельникова. Приближались к Рыбачьему, когда Стрельников передал:
- Сажусь на воду. Огонь в кабине. Загорелась одежда.
Уже на своем аэродроме однополчане узнали, что Василия Стрельникова подобрали моряки наблюдательного поста. Это был его последний вылет на "Харрикейне", на котором он сбил 5 немецких самолетов.
Василий Поликарпович оставил нам довольно интересные воспоминания о своей боевой работе на "Харрикейне:
"С этим самолётом я познакомился задолго до того, как стал лётчиком. В 1939 году, будучи студентом Таганрогского авиационного техникума, на уроке английского языка мне досталась к переводу статья из английского журнала о "Харрикейне". Самолёт произвёл на меня большое впечатление, и я тогда ещё подумал - вот бы полетать на нём...

Английский истребитель Хаукер "Харрикейн"



И каково же было моё удивление, когда в июле 1942 года я прибыл на Северный флот, и мне предложили переучиться именно на этот тип самолёта. Так встретилась моя студенческая мечта с действительностью, а моя боевая судьба оказалась надолго повязана с этим самолётом. В этой судьбе нашлось много места и радости побед, и горечи поражений.
Первое время я летал на самолёте вооружённом 12 пулемётами обычного калибра - 7,7-мм; это было море огня, но, к сожалению, для достижения победы с такого оружия надо было вести стрельбу на дальностях, не превышающих 100 - 150 метров, что в скоротечном, высокоманевренном и динамичном бою удавалось достичь не часто. Для устранения этого недостатка советские инженеры установили на "Харрикейн" 2 х 20-мм авиационных пушки ШВАК и 2 х 12,7-мм пулемёта. Это было самое мощное вооружение, стоявшее тогда на советских истребителях.
Конечно, "Харрикейн" по своим основным лётно - техническим характеристикам, свойственным самолётам - истребителям: скорости, скороподъёмности и вертикальному маневру, уступал немецким истребителям Ме-109 и FW-190, однако, у него были и свои сильные стороны - это превосходная горизонтальная маневренность и мощное вооружение, с чем немецкие лётчики не могли не считаться.
Мне вспоминается один эпизод из моей боевой жизни. Это было летом 1943 года. Для прикрытия небольшой группы кораблей, которые следовали из Кольского залива на полуостров Рыбачий, была поднята четвёрка "Харрикейнов". Немцы, для нанесения бомбового удара по этим кораблям снарядили 4 FW-190 с бомбами под прикрытием 4 Ме-109. Мы своевременно обнаружили немецкие самолёты и навязали им бой, чем сорвали нанесение бомбового удара по нашим кораблям. Немецкие самолёты FW-190 сбросили бомбы в Мотовский залив и вместе с Ме-109 вступили в бой с нашей группой.

Обстановка сложилась не в нашу пользу. Мы потеряли один самолёт и лётчика. Вскоре из боя вышли 4 FW-190 и 1 Ме-109. Была расстроена и наша группа, я остался над кораблями один. В это время, выше себя на 2000 - 2500 метров я увидел 3 самолёта и решил, что кто-то из нашей группы попал в тяжёлое положение. Но когда набрал высоту, то понял, какую я допустил оплошность. Это были Ме-109. Но делать было нечего, надо принимать бой и бой завязался. Я, оценив обстановку, понял, что мне нельзя терять из поля зрения ни одного немецкого самолёта, а дальше высокие маневровые качества "Харрикейна" не позволяет немцам меня расстрелять, так оно и получилось.
Повозившись со мной минут 10 и видя бесперспективность этого боя, который шёл явно не по сценарию немцев, они меня оставили и ушли на свой аэродром в Луостари.
Лётчик, который погиб в этом бою, был Василий Петренко, родом из Днепропетровска, а корабли, которые мы прикрывали, везли пушки для укрепления береговой обороны полуострова Рыбачий.
Довелось мне летать и на "Харрикейне" предназначавшемся для ведения боевых действий в Северной Африке. Самолёты эти были окрашены в жёлтый цвет, под цвет песка. Они предназначались, видимо, для борьбы с танками Роммеля, так как были вооружены 4 очень мощными 20-мм пушками "Испано". Правда, стрелять по воздушным целям из этих пушек мне не довелось, но мы с успехом применяли их по наземным и морским целям.
Второй, очень памятный для меня эпизод, где "Харрикейн" спас мне жизнь, произошёл 14 cентября 1943 года. Немцы проводили большой конвой из Киркенеса в Германию вдоль Норвегии. В составе конвоя было более 25 кораблей, из них 5 - 6 транспортов, остальные - корабли охранения. С воздуха конвой охранялся несколькими десятками истребителей.
Для нанесения удара по конвою нашим командованием было выделено 12 штурмовиков Ил-2 с бомбами и 18 истребителей прикрытия, из которых 6 самолётов "Харрикейн", которые вёл я, составляли группу непосредственного прикрытия и входили в боевой порядок штурмовиков, а 8 Як-9 и 4 "Аэрокобры" были в составе группы свободного боя.
Немецкие лётчики обнаружили нас с большим опозданием, когда штурмовики оказались в непосредственной близости от кораблей противника. Немецкие истребители бросились на штурмовики, но были встречены нашей группой боя. Завязался жестокий воздушный бой, всё воздушное пространство было перекрещено трасами пуль и снарядов. Появились первые сбитые самолёты и парашютные купола. Немецкие самолёты, используя своё численное преимущество, стали прорываться мелкими группами к боевым порядкам штурмовиков.
В бой вступила моя группа; появились потери у меня, и был сбит один Ил-2. Вскоре от моей группы осталась одна моя пара, но мне удалось довести штурмовиков до точки боевого развертывания, откуда они перешли в атаку на корабли. Немецкий конвой открыл по ним сильный и довольно точный огонь. Немецкие истребители, видя большой риск для себя от своих средств ПВО, прекратили преследование штурмовиков и пошли в район выхода из атаки, чтобы расправиться с "Илами" там.

Я понял намерение немцев и поспешил с ведомым в этот район, чтобы обеспечить штурмовикам выход из атаки. После выхода из атаки самолётов Ил-2, прямым попаданием крупнокалиберного снаряда был сбит мой ведомый, я остался один. Войдя в боевой порядок штурмовиков, взаимодействуя со стрелками, я стал прикрывать заднюю полусферу "Илов". Обстановка сложилась тяжёлая, так как на "Илы" набросилось 14 Ме-109, а я был один. Пилоты "Илов" были опытные лётчики, они сразу плотно прижались к воде, чтобы лишить немцев возможности вести атаки с нижней полусферы. Это облегчило и мою задачу по отражению атак немецких истребителей.
Отразив одну из очередных атак Ме-109 и, вернувшись на своё место, я увидел одиночный Ме-109, который намеревался сбить замыкавшего группу "Ила". Я оказался совсем рядом с немцем. Хорошо помню, что на лётчике был сероватый подшлемник и наушники. Я пропустил его немного вперёд, потом довернул и ударил по правому боку из всех стволов. Немец перевернулся и упал. Получилось как на полигоне. Но после этого положение мое резко ухудшилось. Ме-109 набросились на меня и, после серии атак, кто-то из них задел снарядом правую часть центроплана, там, где расположен топливный бак. Мой "Харрикейн" загорелся. Пришлось оставить штурмовиков и на полной скорости идти на полуостров Средний, где был наш аэродром. Это было рискованно, так как с полным израсходованием бензина неминуемо должен был произойти взрыв, и на этом мой полёт был бы закончен.
Но мне повезло, я пролетел примерно 80 км на горящем самолёте, дотянул до своей территории и стал готовиться к посадке с ходу, для чего открыл фонарь, отстегнул ремни и стал выпускать шасси. И тут я понял трагичность своего положения. После выпуска шасси, освободились технологические отверстия, которые были заделаны тканью. Ткань быстро сгорела, в кабину ворвалось пламя и я начал гореть. Выход был один - немедленно сесть на воду. Но так как время было очень ограничено, то пришлось садиться с выпущенными шасси и непогашенной скоростью. Как только самолёт зацепился колёсами за воду, его резко бросило на нос, он зарылся в воду, а меня выбросило метров на 100 вперёд, что и спасло мне жизнь. Так закончился мой последний бой и полёт на "Харрикейне".

Где-то в ноябре 1943 года мой полк перевооружился на американские истребители P-40 "Киттихаук", но это уже другая страница моей фронтовой биографии...
Моя фронтовая жизнь на "Харрикейне" прошла в 3-й эскадрилье 78-го истребительного полка, где я начал летать сержантом, рядовым лётчиком, а закончил летать на этом типе самолёта уже Лейтенантом, заместителем командира эскадрильи.
На "Харрикейне" я сбил 5 немецких самолётов: 1 Ме-110, 3 Ме-109 и 1 FW-190. Немцы же меня сбивали 2 раза - 14 апреля и 14 сентября 1943 года. А всего, на всех типах самолётов, я за войну совершил более 150 боевых вылетов. Сбил 7 самолётов: 5 на "Харрикейне" и 2 - на "Киттихауке". Кроме самолётов, я утопил 11 кораблей. По итогам моей боевой деятельности мне присвоено звание Героя Советского Союза, награждён 4-мя орденами. За образцовое выполнение служебных обязанностей в мирное время был награждён ещё 4-мя орденами.
Службу начал в 1940 году курсантом училища морской авиации, а закончил в 1981 году генерал - лейтенантом авиации. Я освоил за годы службы самолёты самых различных моделей - от учебного биплана до сверхзвукового бомбардировщика, но я всегда с особой любовью вспоминал такой, по нынешним меркам, простенький "Харрикейн".
Именно на нём я встретил войну в те годы, когда боевая мощь Люфтваффе была в зените. И то, что в тяжелейшем для наших стран 1942 - 1943 годах я лично воевал и одерживал победы и оставался жив, когда сбивали меня, есть, несомненно, и заслуга этого добротного, надёжного английского самолёта".
Летом 1944 года Василий Стрельников получил звание капитана и был назначен командиром эскадрильи. К тому времени полк был перевооружён уже американскими истребителями Кертисс Р-40 "Киттихок".
В большом количестве эти машины появились в полку ещё в 1943 году, когда в середине октября в 78-й ИАП были переданы все Р-40Е из 2-го Гвардейского САП и 255-го ИАП... Для поднятия боевого духа 3 ноября туда же прислали и 13 новеньких машин ( Р-40М-10 и 1 Р-40К-15 ), и с конца года полк начал боевую работу. До момента завершения боевых действий в Заполярье ( 1 ноября 1944 года ) лётчики полка показали высокие результаты не только в воздушных боях, но и как мастера бомбово - штурмовых ударов. Действуя на Р-40М-10 ( все остальные машины, судя по всему, сразу были списаны по износу ), они сбили 44 немецких самолёта: 1 Ju-88, 1 BV-138, 1 Mе-110, 4 FW-190 и 37 Mе-109.
Основной задачей лётчиков 78-го ИАП, в те дни, было нанесение бомбовых ударов по вражеским судам. "Киттихок" хорошо подходил для выполнения таких задач: обладая приличной наружней подвеской, позволял цеплять на него до 500 кг бомб и дополнительный бачок с горючим. Так, при ударах по порту Киркенес в октябре 1944 года они брали бомбонагрузку больше, чем Ил-2: под фюзеляж подвешивали ФАБ-500 ( или комбинацию - ФАБ-250 под фюзеляж плюс 2 ФАБ-100 под крылья ). "Киттихок" способен был на 400 км уходить от базы, а полёт мог длиться до 5 часов.
В то время широкое применение нашло топмачтовое бомбометание, когда сброшенная с малой высоты бомба рикошетирует от воды и поражает борт корабля. Первыми на Северном Флоте применили топмачтовое бомбометание именно лётчики 78-го ИАП. Особенно больших успехов добились лётчики эскадрильи Стрельникова. Только в боях за освобождение Петсамо ( Печенги ), эскадрилья потопила 13 кораблей противника. Лишь за один день 11 октября 1944 года группа капитана В. П. Стрельникова потопила 2 баржи и 6 катеров !
Летали лётчики и на "свободную охоту" - топить небольшие транспорты. Сам Стрельников уничтожил одно такое судно водоизмещением около 3000 тонн в одном из фиордов.
В ночь на 10 октября 1944 года морские пехотинцы Северного флота пошли в наступление. Противник не выдержал их стремительной атаки. Под непрерывными ударами с фронта и флангов враг стал откатываться на запад. Немецкая авиация пыталась оказать поддержку своим отступающим войскам. Небольшие группы самолётов вели воздушную разведку, бомбили наши войска на отдельных участках, прикрывали конвои. За день фашистские лётчики совершили около 50 самолёто - вылетов.
Но в условиях подавляющего преимущества морских лётчиков Северного флота и взаимодействовавших с ними лётчиков 14-й армии ( к началу операции на её аэродромах было сосредоточено 25 авиационных полков - истребительных, бомбардировочных и штурмовых ) эти попытки врага не могли иметь успеха.
Лётчики Северного флота произвели 133 самолёто - вылета на бомбово - штурмовые удары по береговым батареям, по войскам, отходившим горной дорогой на Титовку, по плавсредствам в Варангер-фьорде и Сюльте-фьорде. Отступающие немецкие войска в районе Печенги подверглись мощной атаке штурмовиков Героя Советского Союза майора Д. В. Осыки. Бомбами, реактивными снарядами было уничтожено 17 автомашин с войсками, 10 армейских повозок, подавлен огонь 210-миллиметровой батареи, 3 миномётных батарей и 9 зенитно - пулемётных точек.
Группа штурмовиков лейтенанта П. И. Смородина и истребителей - бомбардировщиков капитана В. П. Стрельникова потопила в Варангер-фьорде 13 единиц плавсредств, на которых немцы вывозили военную технику и егерей. Ещё 6 транспортов пустила ко дну группа штурмовиков старшего лейтенанта Н. Н. Суровова.
На следующий день упорные бои продолжались по всему хребту Муста - Тунтури, и к исходу дня весь район был очищен от противника. К тому времени десантники перерезали немцам пути отхода из Титовки.
Наступление морских пехотинцев обеспечивалось мощной авиационной поддержкой. Около 40 штурмовиков в сопровождении истребителей в течение всего светлого времени расчищали путь пехотинцам. Авиаторы уничтожили десятки огневых точек, укрепленных позиций, подавили огонь 12 батарей среднего и малого калибра. Преследуя отступавших фашистов, морские лётчики разбомбили и сожгли около 40 автомашин, более 20 повозок, 2 склада и много других объектов.
Мощному налёту подвергся Киркенес. Противник потерял 3 транспорта, баржу. Ещё 2 транспорта и сторожевой корабль получили повреждения. На причалах возникли крупные пожары. В воздушных боях было сбито 4 немецких самолёта.
Истребители - бомбардировщики, ведомые капитаном В. П. Стрельниковым, топмачтовым бомбометанием потопили в Бое-фьорде 2 баржи, 6 мотоботов, взорвали большой склад боеприпасов, подавили огонь 2 вражеских зенитных батарей.
Штурмовики старшего лейтенанта Н. Н. Суровова у острова Реней атаковали малые боевые корабли врага, один сторожевик потопили и 2 повредили.
Полностью был разгромлен немецкий конвой в Бек-фьорде. Штурмовики Героя Советского Союза майора С. А. Гуляева потопили 2 транспорта, 2 сторожевика, 2 "малых охотника" и повредили транспорт. Истребители прикрытия, сбили 3 Ме-109 и один FW-190.
За день 11 октября лётчики Северного флота совершили 350 самолёто - вылетов. Почти столько же раз поднимались они в воздух на следующий день. Преследуя противника, отступавшего по дороге на Паровара, истребители - бомбардировщики 78-го полка, под руководством капитана В. П. Стрельникова дважды нанесли удар по скоплениям немецких войск, уничтожив более 30 автомашин.

К концу войны командир эскадрильи 78-го истребительного авиационного полка ( 6-я истребительная авиационная дивизия, ВВС Северного флота ) капитан В. П. Стрельников совершил более 150 успешных боевых вылетов, потопил 11 судов, в 14 воздушных боях сбил 7 самолётов противника.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 марта 1945 года за образцовое выполнение боевых заданий командования и проявленные мужество и героизм в боях с немецко - фашистскими захватчиками Стрельников Василий Поликарпович удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" ( № 6805 ).

После войны отважный лётчик - североморец продолжал службу в ВМФ. В 1945 году окончил Высшие офицерские курсы ВМФ, в 1955 году - курсы усовершенствования офицерского состава при Военно - Воздушной академии. С 1981 года генерал - лейтенант авиации В. П. Стрельников - в отставке. Жил в городе Николаеве. Автор статьи - "Война за Полярным кругом" ( опубликована в сборнике "Крылья над океаном" ).
Скончался 23 октября 1993 года. За несколько месяцев до кончины, 6 мая 1993 года заслуженный ветеран подвергся у себя в квартире разбойному нападению, в результате которого не установленные по настоящее время преступники похитили все награды Героя.
Его имя присвоено тяжёлому перехватчику МиГ-31 из состава 174-го Гвардейского Краснознамённого истребительного авиационного Печенгского полка имени дважды Героя Советского Союза Б. Ф. Сафонова
Категория: 1. Герой-воин – защитник Родины | Добавил: Katerina92
Просмотров: 367 | Загрузок: 74 | Рейтинг: 1.0/7
Всего комментариев: 0
avatar