☆ Приветствуем Вас, Гость! ☆ Регистрация ☆ RSS ☆
   +12

Главная » Файлы » Архив 2013 «Подвиг героев в сердцах поколений» » 3. Литературно – художественные произведения о ВОв

Ещё одна новая страница в Летописи Народной Памяти
[ Скачать с сервера (24.5Kb) ] 02.05.2013, 13:00
ГБОУ СПО «Чайковский техникум промышленных технологий и управления»
Выполнила: Иванова Елена, 1-1001Б.
Руководитель: Лобанова Марина Эрнстовна, преподаватель русского языка и литературы.
В сочинении представлены размышленияна тему «Женщина в годы Великой Отечественной войны» на примере книги С. Алексиевич «У войны – не женское лицо…», предсмертных писем и рассказов женщин, прошедших все ужасы концлагерей; заполнена ещё она страница в Летописи Народного Подвига.
Ещё одна новая страница в Летописи Народной Памяти
Прошла война,
Прошла страда,
Но боль взывает к людям:
Давайте, люди, никогда
Об этом не забудем.
Пусть память верную о ней
Хранят об этой муке –
И дети нынешних детей,
И наших внуков внуки.
А.Т. Твардовский.
Прошло 68 лет с того времени как окончилась эта страшная Великая Отечественная война. Всё меньше и меньше остаётся свидетелей, а мы, современное поколение, знаем о тех годах совсем мало. Думаю, что надо об этом постоянно читать, смотреть документальные и художественные фильмы, а старшему поколению нам об этом много рассказывать. Ведь народ жив только тогда, когда жива память.
Память… Память хранят живые. Сотый раз перелистываю книги, газеты отех, кто, не жалея сил, здоровья, жизни, сражался с жестоким и безжалостным врагом человечества – фашизмом. Тяжело было воевать мужчинам, но как это всё смогла вынести женщина? В голове не укладывается.
«Всё, что мы знаем о женщине, лучше всего вмещается в слово «милосердие». Есть и другие слова – сестра, жена, друг и самое высокое – мать… Женщина даёт жизнь, женщина оберегает жизнь, женщина и жизнь – синонимы», - написала в своей книге «У войны – не женское лицо…» Светлана Алексиевич. В книге народной памяти звучит более двухсот женских голосов. Все они рассказывают о лике минувшей войны, Отечественной. Сколько скорби, негодования, протеста против того, что пережито и выстрадано миллионами людей. Я преклоняюсь перед героизмом наших отцов, дедов, матерей, сестёр. Преклоняюсь перед хрупкой женщиной, которой пришлось вынести на плечах великие испытания в годы Великой Отечественной войны. Женщина создана для мира, любви, семьи. Разве может она взять в руки оружие? Разве может она убивать? Но в годы войны ей пришлось стать солдатом. Она выполняла не женскую работу наравне с мужчиной: перевязывала, стреляла, брала пленных… «Не женская это доля – убивать», - говорит одна из героинь книги Алексиевич. Другая оставит надпись на стенах поверженного рейхстага: «Я, Софья Кунцевич, пришла в Берлин, чтобы убить войну».
Когда я слушаю рассказы моей бабушки о подвигах женщин, думаю, что я не смогла бы и малого сделать из того, что сделали они. Я понимаю, что заставило женщину, девушку моего возраста, пойти на войну. Думаю, это большая любовь к родине, большое желание защищать свою землю – вот что перебороло чувство страха. Вот они – пожелтевшие от времени солдатский треугольник, обгоревший листок из записной книжки или блокнота, газета…
«Милая мамочка! Пишу это письмо перед смертью. Ты его получишь, а меня уже не будет на свете. Ты, мама, обо мне не плачь и не убивайся. Я смерти не боюсь… Мамочка, ты у меня она остаёшься, не знаю, как ты будешь жить. Как бы хотелось пожить и посмотреть, какая будет дальше жизнь. Не могу больше писать: руки трясутся, и голова не соображает ничего – я уже вторые сутки не кушаю, с голодным желудком умирать легче. Знаешь, мама, обидно умирать в 24 года. Прощай, моя милая старушка. Целую всех. Твоя дочь Вера». «…Я знаю: за мою смерть отомстят мои друзья-партизаны. Не плачь, мама. Я умираю, зная, что всё отдала Победе. За народ умереть не страшно. Вера». (Письмо к матери партизанки Веры Поршневой от 29 ноября 1941 года.)
«Приближается чёрная, страшная минута! Всё тело изувечено – ни рук, ни ног… Но умираю молча. Страшно умирать в 22 года. Как хотелось жить! Во имя жизни будущих людей, во имя тебя, Родина, уходим мы… Расцветай, будь прекрасна, родимая, прощай. Твоя Паша». (На стене тюремной камеры в Луцке надпись подпольщицы П. Савельевой.Январь 1944 года.)
«Сегодня, завтра – не знаю когда – меня расстреляют за то, что я комсомолка. Я не боюсь умирать и умру спокойно». (Полтава.Подпольщица Елена Убийвовк. 20 лет.)
Предсмертные письма… Они писались последний раз, на рубеже жизни и смерти. Сколько таких писем и завещаний. В них запечатлены последние поступки, чувства, мысли, выраженные в словах и навечно застывшие в момент их гибели.
Да, кого-то уже нет в живых, кто-то не дожил до дня Победы. Их жизни оборвались на кусочке свинца, лезвии ножа, в болотной топи… Они пошли на войну, чтобы убить её раз и навсегда. Но какой ценой? Ценой жизни, чтобы мы жили счастливо, чтобы мы жили свободно. Есть живые свидетели тех страшных и трагических событий. С каждым годом их становится всё меньше и меньше. И хочется успеть отдать им дань уважения, низко поклониться их героизму, мужеству, терпению и преданности.
Узнала, что в нашем городе и районе есть женщины, которые прошли через жуткий конвейер смерти (концентрационный лагеря). На сегодняшний день их осталось двадцать две.
Пятилетней девочкой Зинаида Филимоновна Андриянова увидела, как её родную деревню сожгли немцы, а всех жителей угнали в Германию. Было это в 1943 году. Зинаиду вместе с матерью и сестрой увезли в концлагерь г. Эрфурта, где они находились до апреля 1945 года. Осенью этого же года они вернулись в родную деревню. Жить приходилось в землянках, так как от деревни остались одни головёшки. Через год их разыскал отец и увёз в Пензенскую область, где тогда работал. В 1957 году Зинаида Филимоновна приехала на строительство Воткинской ГЭС, где работала до пенсии.
Зинаида Сергеевна Литвиненко в возрасте четырёх лет вместе с матерью и сестрой попала в концлагерь «Урицкий», который находился в Брянской области. О тех ужасах, что она пережила в лагере, не могла говорить без слёз. Здоровье и психика нарушены. Пробыла в лагере смерти до освобождения Брянщины советскими войсками.
До войны Галина Павловна Ирмухамедова жила в Ростове-на-Дону, в 1941 году ей исполнилось пятнадцать лет. В 1942 году немцы захватили город, и всю молодёжь угнали в Германию. По приезду слабых и евреев сразу сожгли, а тех, кто посильнее, отправили на военный завод в Кельн. Жили русские в дощатых бараках, хлебали баланду. Один раз в неделю пленным давали кусок хлеба да сорок граммов масла – за эти пайком приходилось стоять длинные очереди, а съедался он сразу же. В 1945 году американские войска освободили всех узников. Русских собрали в один город, поселили в казармы, а затем отправили в родину. Приехав в родной город, Галина сразу же стала искать отца и через военкомат узнала, что он был отправлен на Урал. Оказалось, что он работал в селе Ольховка Фокинского района (теперь Чайковского) директором «Заготзерна». В 1946 году Галина Павловна приехала к отцу в Ольховку, здесь же вышла замуж и до выхода на пенсию проработала в Воткинскгэсстрое, она – первостроитель Чайковского.
Всех девушек из родной деревни Зоезд Сумской области Марии Николаевны Проценко полицаи и немцы с собаками повезли в г. Ромен. Там находилась тюрьма, где девушки в переполненных камерах провели без еды и питья неделю. Затем их повезли в Польшу. Там пленных сводили в баню: облили с ног до головы ледяной водой из шланга. А озябших и холодных загрузили в вагон и отправили в Германию, в г. Литц. Так Мария Николаевна попала на военный завод, находившийся под землёй. Однажды ночью Мария заснула, за что была жестоко избита. После недельного пребывания в госпитале ее продали старой немке – так она оказалась в Нойфорте. Работала по хозяйству, ухаживала за скотиной, работать приходилось по восемнадцать-двадцать часов. Выжила Мария Николаевна, наверное, потому, что питалась с хозяйского стола. Наши войска освободили Нойфорт в 1944 году. М.Н. Проценко отправили в пересылочный пункт, откуда призвали в армию вольнонаёмной. ДомойМария Николаевна вернулась через год окончания войны.
В 1942 году семнадцатилетней девушкой Мария Ивановна Ермакова была угнана в Германию. Концлагерь находился в пяти километрах от г. Одеберга. Работала на газовой фабрике по двенадцать часов в сутки, а кормили один раз в день. Мария Ивановна вместе с другими узниками была освобождена советскими войсками в 1945 году.
Татьяна Евгеньевна Утятникова родилась в Украине, в г. Орехове Запорожской области. 13 мая 1943 года вместе с группой девчат была угнана в Германию. Татьяна была беременна, но фашистов это мало интересовало. Работала на шпаловом заводе по двенадцать часов. Когда советские войска начали освобождение Германии, немцы перевезли заключённых в Лотарингию, где они работали на военном заводе. В январе 1944 года Татьяна Евгеньевна родила сына и до октября находилась в концлагере, продолжая работать. Сейчас трудно представить, как она вместе с малюткой вынесла все тяготы войны и осталась жива. На родину вернулась только в сентябре 1945 года.
Живёт в микрорайоне «Текстильщик» удивительная женщина. С трудом верится, что она, пережив такие ужасные события, осталась жива. Это Вера Ивановна Карелина. Вера Ивановна говорит, что человек может забыть многое, но есть такие «жуткие воспоминания», от которых мороз идёт по коже, как будто это продолжается до сих пор и каждый день. Очень хотелось бы забыть постоянно стоящий в горле запах горящих в крематории человеческих тел и волос. В.И. Карелина в фашистских лагерях находилась с 5 августа 1941 года по 13 марта 1945 года. Вере Ивановне было всего четыре года, когда она вместе с мамой и тремя сёстрами попала в польский концлагерь «Ауашвиц». Персонал восточных лагерей отличался особой жестокостью к пленным. Кормили кусочком чёрного, как грязь, хлеба, давали полстакана воды в день и немного крапивы, смешанной с песком. На бесконечные переклички выгоняли босых и разутых людей, избивали плетьми и палками. Многие не выдерживали пыток, за попытку к бегству убивали, а детей выводили на улицу смотреть на обезображенные тела с «воспитательной» целью. Печи крематория, в которых сжигались трупы, гудели с утра до вечера. Вера Ивановна говорит, что она навсегда запомнила этот тошнотворный запах горелых тел и волос. Ужаснее холода и голода для детей была разлука с родителями. По воспоминаниям Карелиной, они всё время жили в страхе, что мама, отдававшая им свой скудный паёк и согревавшая их своим телом, умрёт или её увезут в другой лагерь. Так и случилось, - но только в другой лагерь увезли саму Веру. С утра до вечера детей приучали к рабскому труду – плести лапти для военнопленных. В конце 1944 года участились бомбёжки, и поведение немцев становилось всё более нервным и жестоким. Однажды девочек построили в пары и строем повели к крематорию. Воспитательницы рыдали: их должны были сжечь вместе с детьми. Но в этот момент внезапно началась атака русских истребителей, которая помешала чёрному замыслу немцев. В марте 1945 года в концлагерь вошли советские солдаты. От радости дети висели на низ гроздями. Ребят накормили хлебом и колбасой, одели в тёплую одежду, а через несколько дней Веру вместе с остальными отправили в Советский Союз, где поместили в детский дом под Москвой. Только через год матери удалось отыскать своих кровиночек.
Через все муки ада концлагерей прошла и Галина Васильевна Бабкина, которая вместе с матерью и сёстрами оказалась у фашистов. До сих пор Галина Васильевна удивляется, как она, будучи маленькой и больной, перенесла весь ужас концлагеря и смогла вернуться домой.
Сквозь жуткий конвейер смерти прошли люди разных национальностей: евреи, поляки, румыны, сербы, чехи, русские… При освобождении узников из концлагерей погибло много наших солдат, но своей смертью они спасли миллионы людей, в том числе женщин и детей. Всё дальше от нас уходят годы Великой Отечественной войны. А время бессильно ослабить память человечества о стойкости и мужестве наших людей, о славе тех, кто насмерть стоял у истоков этого ратного и трудового подвига.
В годы войны не было ни одного дня, который можно было бы вычеркнуть из народной памяти. Каждый день был подвигом миллионов. Горела земля, плавился камень, но высокий дух сынов и дочерей Отечества оставался непоколебимым. Все держались до последнего. Низкий поклон всем, кто остался навечно на полях сражений, и всем оставшимся в живых, и тем, кто прошёл через ад концлагерей, - всему народу низкий поклон за эту Победу!
Ещё раз перечитываю написанное. Нет у сочинения традиционного начала. Не будет у него и обычного конца. Оно – лишь несколько нитей, соединяющих эпоху двадцатого и двадцать первого столетий, несколько штрихов в далеко не оконченной книге о героизме женщин. Дополнять её предстоит многим. Надо только внимательно посмотреть глазами наследника и продолжателя судеб Отчизны. Тогда в Летописи Народной Памяти будет заполнена ещё одна страница.
Список литературы:
1. Алексиевич С. Увойны – не женское лицо…»/ Предисл. А. Адамовича. – Мн.: Маст. Лит. 1985 – 317 с.
2. Черепанова Н. Они выжили в концлагерях// Огни Камы № 86, 2013. – С 2.
Категория: 3. Литературно – художественные произведения о ВОв | Добавил: КоршуноваСС
Просмотров: 483 | Загрузок: 101 | Рейтинг: 1.0/46
Всего комментариев: 0
avatar