☆ Приветствуем Вас, Гость! ☆ Регистрация ☆ RSS ☆
   +12

Главная » Файлы » Архив 2013 «Подвиг героев в сердцах поколений» » 4. Наследники Великой Победы

Солдатская вдова
[ Скачать с сервера (26.0Kb) ] 08.05.2013, 10:42
• Государственное бюджетное образовательное учреждение среднего профессионального образования “Чкаловский техникум транспорта и информационных технологий”, г.Чкаловск, Нижегородской области.
• Эссе о человеке героического труда и подвига.
• Тема работы: «Наследники Великой Победы».
• Автор - Луника Нина Андреевна,студентка 3 курса, специальность: «Прикладная информатика».
• Руководитель – Ломова Анна Александровна, преподаватель русского языка и литературы.

Все имеет свою цену. Победа над фашизмом далась ценою больших потерь. Миллионы, десятки миллионов, надежда, цвет нации ХХ века, сложили свои головы на фронтах Великой Отечественной. Миллионы детей, целое поколение, выросли без отцовской любви. И еще миллионы уже третьего поколения лишены возможности любимых дедушек и бабушек.
Тяжело каждый день идти в бой, подниматься и подниматься в атаку. Легко ли женщинам в военное время до последних сил работать в тылу для фронта, а потом, после войны, поднимать на ноги детей? Вдовы. Солдатские вдовы. Немного их сегодня осталось. Слишком тяжелый груз возложило время на их хрупкие женские плечи.
В основу своей работы я взяла воспоминания моей прабабушки Александры Михайловны Нигулимовой , которой в этом году исполнилось 92 года, больше полувека она живет на чкаловской земле . До Великой Отечественной войны она пережила отголоски Гражданской войны, коллективизацию, плюсы и минусы советской поры.
Из долгих и приятных разговоров с прабабушкой я узнала интереснейшие подробности ее нелегкой жизни.
- Родилась я в большом селении в Татарстане в многодетной семье крестьянина Михаила Егорова. Нас было три сестры и брат. Очень хорошо помню, как всех принуждали идти в колхоз. Мама моя решительно отказалась. Тогда папа сказал: « И не надо коль идти». За то, что «против колхозного строя встал», посадили отца в тюрьму, а из амбара вывезли весь хлеб, забрали лошадь, корову. Тогда старший брат и говорит: «Сань, давай напишем заявление в колхоз, и тятенька придет». Так мы и сделали. Пришел
Тятенька. Но в местный колхоз вступать все одно не захотели. Уехали в затон им.Куйбышева, в колхоз «Культура», к знакомым мамы. Дали нам домик. Был это небольшой поселок в два десятка домов, но поля большие, земля черноземная.
Недалеко – большое татарское село. Агрономом работал там молодой паренек Сергей, на 8 лет меня старше. Понравилась я ему, а мне – 14 . Стал ухаживать. Как минуло мне 17, пришел к маме: «Тетя Нюра, отдайте за меня Шуру. Годик поживем и зарегистрируемся». «Да что ты,- говорит мама,- она еще дурра дуррой, какая невеста. Не отдам!» Расстроился Сергей. Поклялся, что ждать будет. Но судьба распорядилась по- другому.
Мы снова переехали в колхоз побольше. Наша семья была авторитетная, дружная, работящая. А я еще и грамотная. Вся моя родня читать не умела, а у меня, шутка ли, 4 класса. А тут выборы начались. Послали учиться как грамотную на агитатора, а потом на курсы по оказанию первой медицинской помощи. В это время в колхоз вернулся из армии Иван Николаевич Нигулимов, старше меня на 4 года. Отец его погиб на войне с финнами, мать умерла рано. Выросли они с братом у теток. Брат-то женился и уехал на север. А Иван один остался в большом доме. Дядя его, председатель нашего колхоза, посоветовал:
- Надо тебе, Ваня, жениться!
- На ком? Нравится мне Шура Егорова, но за ней много гонится парней.
Не гуляли мы с Иваном, не обнимались, как теперь. Встретились на мосту как-то, он и сказал: «Шура, пойдешь за меня? Я сватов пришлю». Прислал сватов. А мама моя залезла на печь, занавеску задернула и разговаривать даже не хочет. Ей было Сергея жалко, он четыре года меня ждал. Потом Иван вспоминал: «Я стоял у двери и думал, как войти: спокойно ли? бойко ли? как понравиться?»
Все-таки он вошел бойко. Отец сказал, что-де невесты на кухне сидят. Он – на кухню. А нас там три сестры. Выходите, говорит, я вам семечек принес. А мама с печки не слазит. Что делать? Сватья пошли из избы. Иван прямо плачет на крыльце. Я – тоже. Он мне сразу понравился. Тут уж мамаша не выдержала. «Ладно,- говорит,- видать от судьбы не уйдешь. Собирайте молодежь на запой». Сделали запой, потом свадьбу. Было это в 1940 году. А Сергей с горя ушел добровольцем на финскую. Больше ни разу нас жизнь не свела.
Сразу после свадьбы направили Ивана работать на Каму. Жили там 6 месяцев, вернулась я беременной. И снова Ивана как коммуниста, грамотного человека (8 классов) направляют, но теперь уж в Карело-финскую республику на восстановление после войны г.Сортавала. Дали нам на рыбацком острове двухкомнатную квартиру. Кругом море, а на острове несколько домов. Но общественная баня была. Родила я в ту пору дочку. Да не просто родилась она, а в сорочке. Но нянечка, женщина пожилая, сказала, что долго доченька моя жить не будет. Запало это мне. Бывало, только закашляет – уже в страхе. Иван ждал именно дочь. И очень любил ее.
Началась война, уже на другой день, 23 июня, демобилизовали Ивана, а меня с малышкой отправили в лес, где и жили мы, все женщины острова, 9 суток. Ела ли, пила ли – не помню. Запомнила только очень четко узелок с детской одежонкой, застрявшей на проволочном заграждении.
Вот тут-то и хватили мы военного лиха. Девять суток жили под бомбежкой, под военной охраной в лесу: строго предупредили сохранять тишину, группами не собираться. А потом ночью повезли поездом в «телячьем вагоне» в Ленинград. Номы шли пешком вдоль железной дороги, а паровоз, замаскированный, медленно шел пустым. Многие шли с четырьмя детьми, а то и с пятерыми. Я свою доченьку несла на руках. Вот как нас бомбили! Чай граду столько не падает. Повидала смерть. Многие погибли. Но их не бросили в лесу, привезли в вагоне в город.
Перед Ленинградом посадили нас в вагоны. Мы держались вместе с женщиной, у которой было пятеро ребятишек. Все у нее остались живы. Сели. Она говорит: «Посмотри-ка, подозрительно, что это за бабы?» Видим, две немолодые женщины в кубовых сарафанах, с папиросой сидят. Дивно показалось, потому что кубовых юбок наше поколение уже не носило, тем более не курили женщины. Редко. Она тихонько сообщила военному патрулю. Оказалось, финны (их еще несколько человек нашли в эшелоне) пристроились к нам и пробирались в Ленинград.
Приехали на Финский вокзал ночью, шел дождик. В городе не было света, везде маскировки. Повезли нас с Финского на Московский вокзал. Опять в «телячьем» вагоне велели размещаться с вещами. А вещей я везла много, бросать-то жалко: гармонь мужа (он хорошо играл!) через плечо, на руках дитя, на другом плече швейная машинка да еще пара тюков с постелью. И весь скарб надо успеть погрузить в эшелон. Народу! Сидит старушонка и говорит: «Давай девчонку-то подержу, а ты скорее таскай вещи». Отдала. Пока бегала туда-сюда, потеряла эту старуху. Долго рассказывать, что со мной было. По перрону бегала, волосы на себе драла. Думала, что же наделала: мужа на фронт проводила, дочь потеряла, свою шкуру спасать буду теперь. Военный помог. Нашли заблудившуюся старуху, обезумевшую от страха с моей дочерью на руках.
Поезд ушел. Вещи на перроне. Подошел другой состав. Надо же успеть погрузиться, чтобы хоть куда-нибудь уехать из Ленинграда. Да этого требовали и военные. Стою, сделать ничего не могу. Идет мужчина, прошу покидать вещи в вагон. Уплачу, говорю. Деньги у меня были, за пазухой. Муж перед отъездом получил зарплату и все отдал мне. Отвечает:
- Много вас тут, без рук останешься.
Вдруг из-под насыпи вылезает мальчишка лет десяти:
- Вам помочь?
- Да ведь тяжело, не сможешь.
Позвал он еще паренька, и покидали они мои вещички в вагон, подали дочку. Денег давала, отказались. Всю жизнь тех мальчишек помню. Если живы, дай им Бог здоровья.
Доехали с пересадкой почти до Свердловска. Высадили. Небольшая станция, вся заваленная дровами: тогда ведь ходили тепловозы. Куда идти? Смотрю, стоит лошаденка, на телеге вещи, сидит женщина. Подошла к старичку возчику:
- Дедушка, что это за станция?
- Недалеко от Больших Котельниц.
- Где это?
- 80 километров от реки Камы. Везу жену военного на пароход.
- Возьмите меня с ребеночком. Я из Куйбышевского затона, 25 километров от устья Камы. Пропаду здесь одна с ребенком, а там мои родители.
- Вот придет военный, просись.
Взяли меня. Перекидали мои вещички на телегу. Поехали, вернее, вещи поехали. Я с дитем шла за телегой 5 километров. Потом женщина сжалилась, взяла на руки мою дочку, а она как начала реветь – обревелась вся. Тогда и мне разрешили сесть.
Ночью так справлялись 40 километров. Приехали в Б.Котельницы. Стоит очередь за хлебом. Подошла. Дали мне без очереди каравай. Добрый тогда народ был. Отломила кусочек, дала в ручонку девчушке своей, остальное отдала дедушке.
Пришел сверху пароход. Старичок помог погрузиться. Приплыла в Камское устье. Народу на берегу! Все ревут, провожают мужиков на фронт. Жара, август. Вот сколько времени носила меня судьба. Сошла опять на берег. Отошла в сторонку в реке девчонку помыть – умыть. Гляжу, посередине реки стоит пароход «Чапаев». Река-то тогда еще узкая была. И вдруг от парохода прямо на меня идет моторка, а на ней парень из нашего села Костя Киреев, а теперь служивый:
- Я тебя в бинокль рассмотрел. Ведь это же Шура! Ее походка. А дома-то у вас все ревут: Шура попала. Мы идем в наш затон на ремонт. Попрошу капитана взять тебя с нами.
Вот так я домой вернулась. Папа прибежал встречать. Берет на руки внучку, приговаривает: «Сиротиночка, ты наша!» И узнала я, что в 21 год стала вдовой. Пришла бумага на Ивана: «Пропал без вести».
Закончилась война. Стали некоторые мужчины приходить домой. Дочка спрашивала: «Мама, а когда наш папа придет?» Все выдумывала что-нибудь. Жила, растила, учила дочь, а она меня радовала и учебой и прилежанием. Присватывались мужчины, а мама говорила: «Не смей. Придет Иван, что говорить будешь?». Да я и в голове не держала никакого жениха. Ждала мужа. Но не вернулся Иван с войны, как и мой родной брат. Так и прожила, как все после войны, нелегко. В Чкаловск попала после затопления нашего села в 1957 году. Здесь уже жила моя сестра. Дочь окончила Горьковский педагогический институт, вышла замуж. Чтобы дали квартиру, пришлось продать дом. А дочка моя Ниночка действительно рано умерла. В 47 лет похоронила ее.
«Какою бы красивою мы были парой, мой милый, если б не было войны…» Сколько вдовьих сердец слезами обливались под эти песенные строчки из репертуара В.Толкуновой. Иван и Александра парой были красивой и счастливой. И долго бы любоваться моему прадедушке, гордиться бы красотой и статью своей любимой жены, если бы не разлучила их война. Всего-то полтора годочка и побыли мужем и женой.
Добавлю к словам прабабушки, что была она умной и работящей женщиной, за что и пользовалась бессменным уважением в коллективах мебельной фабрики и хлебозавода, избиралась депутатом районного, областного Советов депутатов трудящихся. А когда появились внучки, решила оставить работу и посвятила все тепло своей души им.
Для меня жизнь прабабушки - это пример того, как жили многие женщины в военное и послевоенное время, это жизненный подвиг на благо своей Родины. Низкий поклон всем женщинам Великой Отечественной войны! Я горжусь своей прабабушкой и хочу быть похожей на нее. Я смогу быть полезной своей стране, освоив выбранную мной профессию.
Категория: 4. Наследники Великой Победы | Добавил: Анна3231
Просмотров: 261 | Загрузок: 64 | Рейтинг: 1.0/9
Всего комментариев: 0
avatar