☆ Приветствуем Вас, Гость! ☆ Регистрация ☆ RSS ☆
   +12

Главная » Файлы » Фестиваль "Первая мировая война" » 1. Герои Первой мировой войны.

Два солдата - две судьбы
[ Скачать с сервера (128.0Kb) ] 14.10.2014, 11:10
Государственное профессиональное образовательное учреждение
«Коми республиканский агропромышленный техникум», с. Выльгорт

Два солдата – две судьбы
Изъюрова Нона Александровна, 421 группа
Гладышев Валерий Петрович, преподаватель

Однажды за чашкой чая в Корткеросе, что в Республике Коми, собрались многочисленные родственники - приехали и из Сыктывкара, и из Санкт-Петербурга, из Москвы: везде живут уроженцы небольшого райцентра. Поскольку вернулись с местного кладбища, где упокоены деды и прадеды собравшихся, то и разговоры пошли о них. Поскольку одна моя бабушка носила в девичестве фамилию Вишератина. а другая бабушка - Кирушева. наверное, и рассказы о моих далеких уже предках запомнились больше.
На полях Великой войны сложил голову не один корткеросец. К некоторым судьба смилостивилась – спустя месяцы и даже годы, после плена, госпиталей, социальных потрясений (после 1917 года), они возвратились к родным.
Иван Вишератин тоже был призван на войну. И пропал, сгинул. «Пропал без вести», как было сообщено в казенной бумаге. На руках супруги, Екатерины Михайловны, остались три дочери и три рубля ежемесячного государственного пособия. Сумма по тем временам не малая – корову или лошадь можно было купить рублей за 12-15. (Словом сказать, в другой Великой войне за пропавших без вести пособий не платили, а многих и вовсе считали изменниками Родины).
Так и жила в неизвестности Екатерина Михайловна, став и хозяином и хозяйкой крестьянского подворья. Уже, казалось, свыклась, с потерей кормильца. Ведь как-никак целых семь лет минуло с того дня, когда провожала мужа к уездному центру.
И вдруг! Весенним днем 1921 года двух девчушек, игравшим возле дома, окликнул подошедший к калитке незнакомец. Одет в вылинявшую шинель, за плечами – вещмешок, на усталом лице – пышные усы. Путник смело отворил заборную калитку, немало перепугав сестренок, которые опрометью кинулись в избу к матери. Женщина решительно зашагала к крыльцу. Увидев незнакомца, обмякла: «Иван, ты что ли?».
Прибытие Ивана Вишератина совпало с затянувшимся в вычегодских селах голодом. Не было вдоволь ни хлеба, ни соли. По дороге отставной солдат сообразил, чем порадовать семью: кое-что из нехитрых пожитков разменял на пуд соли. Вечером набившимся в дом родственникам рассказывал Иван о своей затянувшейся отлучке.
После призыва попал во 2-ю армию под командованием А.В. Самсонова. После успешного начала – вместе с другой русской армией генерала Реннекампфа, самсоновцы разгромили под Гумбинненом, что в Восточной Пруссии, немецкие войска 8-й армии. Но военное счастье переменчиво: уже в следующем крупном сражении под Сольдау, армия генерала Самсонова попала в тяжелое положение – была окружена. Было убито 70 тысяч русских воинов, 100 тысяч попало в плен. Сам командующий застрелился.
Александр Солженицын в своем романе «Август 1914», описал и агонию той русской армии, где воевал Иван Вишератин: «…Вот и колонна пленных тянется. Лица пленных. О жребий тяжкий знает, кто его испытал!.. Плен не спасение от смерти, плен – начало страданий…».
В плен житель Корткероса попал вдали от городов и лагерей, приготовленных для неприятельских солдат. Трое суток уныло брели колонны усталых русских солдат. За это время их ни разу не кормили. Иван вспоминал, что не брезговали ни чем, брали в рот и растения и кости павших животных.
Из лагеря его вскоре отправили вместе с товарищами помогать немецким бауэрам. Вишератин попал к «фрау». Так солдат называл владелицу небольшого поместья, к которой он попал в качестве работника. Мужа хозяйки забрали на фронт, и вскоре пришло известие о его гибели.
В 1914 г. Ивану Вишератину было 32 года. К этому возрасту он успел и по крестьянствовать и пороху понюхать. Корткеросец успел повоевать уже и в русско-японскую войну. За оборону Порт-Артура награжден был Георгиевским крестом – самой почетной военной наградой в России.
И все-таки милее его сердцу была простая крестьянская жизнь. Уже с юности его проворные руки приноровились и к бондарному, и плотницкому делу. Хорошо знал он десятки и других крестьянских ремесел. Стал Иван работником, а фактически – хозяином немецкого поместья.
Фрау и пленный российский солдат между тем приглянулись друг другу. Коми мужик занял за столом место погибшего на фронте бауэра. Один за другим родились два мальчика. Уже закончилась мировая война, из России доходило эхо политических революционных бурь, отголоски гражданской войны. О русских пленных, казалось, все позабыли. Но тянуло на родину. И Иван вернулся.
Жена Ивана Семеновича, Екатерина Михайловна, внешне спокойно отнеслась к рассказам мужа о его немецкой семье. И даже не пыталась запомнить имя той женщины, которая приютила в неволе ее законного супруга, своим детям и внукам ничего не говорила о ней. Между тем, родились еще дети – Сеня и Лена. Ну, а отец не скрывал от сына и дочерей, что у них есть два брата в Германии.
После возвращения из плена он построил большой дом с огромными окнами, смастерил всю мебель. Для своих младших детей сделал лыжи, которые вызывали зависть у детворы всей округи.
Тяжелый труд на лесосплаве и лесоповале, колхозная жизнь, две войны, плен, подорвали здоровье могучего мужика. В мае 1938г. Иван Семенович ушел из жизни. Его сын, Семен ушел в 1941г. на фронт и вскоре погиб. Как знать, не сразила ли его пуля одного из немецких братьев?
Корткерос – село небольшое, в 1914г. там проживало 1867 чел. Поэтому все жители «Железной горы» - так переводится с языка коми название села (когда-то в этих местах выплавляли железо), являются в той или иной степени родственниками. Конечно - же и Иван Семенович и другой герой нашего рассказа Александр Васильевич Кирушев хорошо знали друг друга, тем более разница в возрасте 6 лет сближала. Встречались в церкви, в поле, на праздниках – сельских и семейных, да и родственные связи тогда не в пример были гораздо крепче.
Саша Кирушев, а по деревенскому прозванию Марка Васька Олексан рос старшим в многодетной крестьянской семье. Следом за ним шли шестеро братьев и сестра. Несмотря на острую нехватку в хозяйстве рабочих рук, родители три года подряд отправляли сына в церковно-приходскую школу учиться грамоте. Этого оказалось вполне достаточно, чтобы научиться писать, считать и читать. Мальчик особо поднаторел в письме, выработав калиграфический, или как раньше говорили, писарский почерк. Возможно, это помогло Александру разминуться со смертью на войне – его определяли писарем при разных войсковых частях.
С 15 лет ежегодно сначала с отцом, а потом и с братом Алексеем, старший сын выезжает на сезонные заработки, на уральские заводы. А в 1910 году новобранца из села Корткерос призвали на действительную военную службу. Позже Александр Васильевич в кругу близких любил вспоминать, как их привезли в Орловскую губернию. Узнав, что к ним привезут «самоедов», на станции собралась внушительная толпа. Но когда из вагонов стали выпрыгивать крепкие, рослые, статные ребята, окрестные крестьяне стушевались. Кроме внешних данных их поразили также добротная одежда и кожаные сапоги новобранцев – ведь сами-то поголовно были обуты в лыковые лапти. По рассказам А. Кирушева, все призванные на военную службу зыряне были грамотными, мастеровитыми. Поэтому и распределили их в кавалерию и артиллерию.
Сам Александр Васильевич прослужил два года в артиллерийской бригаде, расквартированной в г. Карачев, Орловской губернии. Был на хорошем счету. Но уже тогда сильно заявила о себе черта характера, с годами укрепившаяся в нем – правдолюбие. Ввязался в спор со старшим по званию, последовал суд. В итоге по его решению рядовой Кирушев прослужил два года в дисциплинарном батальоне. В марте 1914г. наконец возвратился домой. Но уже в августе был снова призван – началась Первая мировая война. Кроме него на войну призвали и трех братьев – Алексея, Ивана и Георгия. Последний домой не вернулся – погиб.
Воевать Александр Кирушев начал через год, в 1915г. в Заамурском железнодорожном батальоне под польским городом Плонск. До этого была служба в запасной артиллерийской бригаде в Москве и «конском запасе» в г. Ржеве. С февраля 1916 г. – в 38-м артиллерийском дивизионе на фронте под Ригой, где оставался до января 1918 г.
Обо всех своих перемещениях солдат из Корткероса информировал своих близких, а также любимую девушку Глафиру Шестакову, на которой после демобилизации он и женился. В письмах, сохранившихся до наших дней, наряду с поклонами многочисленным родственникам, присутствует и пороховое дыхание эпохи. Почти в каждом своем послании фронтовик находит слова для описания солдатских настроений, собственных ощущений и размышлений о кровопролитной войне. Вот некоторые примеры, о чем он писал в родную сторону:
14 августа 1914 г.: «Брат Ванюша! Что творится в Москве, даже трудно пером описать. Каждый день прибывают поезда с ранеными. Прибывает по 8 поездов в день. Ранеными уже переполнены все госпитали, клубы солдатские, казармы и все казенные помещения. Наши казармы тоже очистили для раненых, сами помещаемся в сараях».
24 мая 1915 г.: «Теперь немцы изобрели новый вид оружия – удушливый газ, который отравляет людей без боя, распространяясь почти на 30 верст от фронта…».
20 ноября 1915 г.: «… Под городом Лодзью 16 дней наши дрались без перерыва. Жители, живущие около театра войны, переживают всякие нужды и горе. Эти люди, поляки, остаются без средств, без домов, без вещей и т.д. Теперь Россия переживает очень трудную и страшную минуту – нет такого семейства, где не лили бы слезы. Боже мой, Боже мой, когда же кончится эта кровавая война».
23 марта 1916 г.: «… Все солдаты есть никто иные как страдальцы. Как посмотришь на них, становится жутко. Словно раки ползут по земле мокрые, а просушиться негде…».
25 августа 1917 г.: «… Наши дела на фронте неутешительны, чуть ли не полная катастрофа. Но мы здесь не виноваты. Как всегда все неудачи свалят на солдат. Хотя мы не в состоянии больше такие трудности переносить…».
26 февраля 1918 г. Александра Кирушева демобилизовали. Возвратившись, домой, фронтовик первым делом сосватался к «милой Глашеньке», затем взялся строить для своей семьи дом.
В начале 30-х годов, когда в Корткеросе создали первый колхоз, руководить им поставили Александра Васильевича. В 1943г. 54-летнео мужика мобилизовали в Красную Армию, правда, в военкомате дали отсрочку. На пенсию труженик вышел в 1957г. в возрасте 68 лет. Дома ни минуты не сидел, сложа руки. Плотничал, пахал, косил, ловил рыбу, мог управляться со швейной машинкой, подоить корову. Высокий, статный, до старости сохранивший военную выправку человек всем запомнился в вечном движении, успевающим все вся. Это и стало залогом здоровья и долголетия. Александр Васильевич Кирушев ушел из жизни в возрасте 86 лет.
Память о родном человеке хранят его 14 внуков, правнуки, праправнуки, которых и сосчитать трудно. А еще дом на берегу Вычегды, построенный руками мастера – солдата и крестьянина.
Категория: 1. Герои Первой мировой войны. | Добавил: sergdream
Просмотров: 216 | Загрузок: 22 | Рейтинг: 1.0/6
Всего комментариев: 0
avatar