☆ Приветствуем Вас, Гость! ☆ Регистрация ☆ RSS ☆
   +12

Главная » Файлы » Фестиваль "Первая мировая война" » 1. Герои Первой мировой войны.

«Атака мертвецов»: герои обороны крепости Осовец.
30.10.2014, 17:15
Государственное образовательное бюджетное учреждение начального профессионального образования Воронежской области «Профессиональный лицей № 7 г. Воронежа».
Направление: Герои I Мировой войны. Эссе.
Тема: «Атака мертвецов»: герои обороны крепости Осовец.
Автор: Привалов Вадим, студент I курса, 15 группа.
Руководитель: Баранов Дмитрий Александрович, преподаватель истории, к.и.н.

Одним из ярчайших сюжетов «Великой войны» явилась героическая оборона крепости Осовец, вошедшая в анналы мирового военного искусства. Этот эпизод Первой мировой войны, как нельзя лучше демонстрирует решимость, отвагу и упорство русских солдат, проявленных ими в боях и сражениях «забытой войны». Между тем, «не рассказанная» история защитников крепости, была несправедливо отодвинута на задний план подвигами защитников Брестской крепости в годы Великой Отечественной войны. Совершенно очевидно, что данный сюжет требует повышенного внимания, как с точки зрения патриотического восприятия поистине героических страничек нашего прошлого, так и с точки зрения элементарного восстановления исторической справедливости.
На сегодняшний день не имеется достаточно масштабных исследований, которые были бы посвящены рассматриваемому эпизоду военных действий на русско-германском фронте. Следует признать, что некоторое количество статей попросту не отражают всего объёма сохранившейся информации. Среди работ, использовавшихся при написании данного очерка, следует, пожалуй, упомянуть воспоминания русского и немецкого генералитета, личную корреспонденцию солдат, журналистские очерки, сведения очевидцев и участников данного исторического события. Особо хотелось бы отметить вклад, внесённый В. Бунявским, обстоятельно изучившим, рассматриваемый нами вопрос в рамках своего «Краткого очерка обороны крепости Осовца в 1915 г.».
Крепость Осовец была возведена для прикрытия стратегически важного коридора между реками Неман и Висла. Оборона этого рубежа была важна тем, что крепость находилась на кратчайшем пути из Восточной Пруссии (колыбели немецкого милитаризма и одного из основных центров дислокации немецких сил на момент начала войны) вглубь территории Российской империи. Взятие крепости позволяло немецкому командованию обеспечить удобный плацдарм для развёрнутого наступления в направлении Гродно, Белостока и Минска. Под удар были бы поставлены основные стратегические оборонительные узлы российской армии. Отсутствие укреплений на этом отрезке фронта давало шанс немцам на молниеносный марш-бросок (23,5 км от границы с Пруссией). Твердыня была расположена в заболоченной местности, на берегу реки Бобры. Укрепления крепости бы-ли практически неприступными, однако, наиболее слабым местом можно было считать её крайне немногочисленный гарнизон (всего несколько полков).
К сентябрю 1914 года крепость и её защитники были практически полностью блокированы превосходящими силами противника. Немецкое командование понимало всю важность операции по взятию Осовца. С этой целью под стены крепости были переброшены сорок армейских пехотных батальонов. Артиллерийскую поддержку военной операции по взятию крепости должны были оказывать 60 орудий.
Следует заметить, что приблизительно таким же по численности был контингент немецких войск, переброшенный под гораздо более мощную крепость Новогеоргиевск. Последняя, однако, была сдана в течении десяти дней. В плен к немцам попали две тысячи офицеров и более двадцати генералов русской армии. Такой разгромный итог обороны был возможен по причине предательства со стороны командующего обороной – генерала Бобыря, бежавшего к противнику, что фатальным образом сказалось на морали гарнизона.
Подобное не могло произойти с Осовцом. На протяжении всего периода военных действий обороной этого стратегически важного рубежа поочерёдно командовали достойные сыны своего отечества, генералы, вселявшие уверенность и решимость в солдат. В первые месяцы обороны гарнизоном весьма успешно руководил А. А. Шульман. Затем он был сменён генерал-майором Н. А. Бржозовским, который командовал крепостью с января 1915 года. Но наиболее успешным командиром оказался Сергей Александрович Хмельков, руководивший оборонительными работами, и лично участвовавший в отражении нескольких ожесточённых немецких атак на крепость. Кроме всего прочего, именно ему мы обязаны первыми сведениями о героической обороне крепости. В советское время С. А. Хмельков став одним из крупнейших отечественных инженеров, издал первый исторический очерк о крепости. Эта книга получила название «Борьба за Осовец». Таким образом, была осуществлена связь двух героических войн, двух героических эпох, старой и новой России. Новая поросль советских офицеров впервые узнала историю героизма солдат и офицеров российской армии в годы Первой мировой.
В первые дни осады крепости немцы применили, как им казалось, безотказный приём, замысел которого состоял в том, чтобы деморализовать ряды русских солдат. С этой целью немецкое командование перебросило под Осовец тяжёлые артиллерийские орудия, калибр которых варьировался от 203-мм до 450-мм.Среди последних были 305-миллиметровые пушки «Шкода», батареи которых вели залповый огонь по крепости. Одновременно на оборонявшихся в крепости солдат падало до 360 снарядов. Между залпами не проходило и 4-5 минут. Особой мощью отличались чудовищные пушки, которые было принято именовать «Большая Берта». Это орудие оставляло воронку, составлявшую 10-15 метров в диаметре и 4-5 метров в глубину. По крепости наносились мощные авиаудары. Согласно воспоминаниям С. Хмелькова, только за первую неделю осады по крепости было произведено около 250 тысяч выстрелов из артиллерийских орудий разного калибра. Интересно, что это наблюдение можно сопоставить с общей статистикой артиллерийской активности русской армии, которая тратила аналогичное количество снарядов на всех фронтах в течении 1-2 месяцев ведения военных действий. В опубликованных воспоминаниях С. Хмелькова сделано буквально следующее замечание: «противник 25 февраля открыл огонь по крепости, довёл его 27 и 28 февраля до ураганного и так продолжал громить крепость до 3 марта. Кирпичные постройки разваливались, деревянные горели, слабые бетонные давали огромные отколы в сводах и стенах; проволочная связь была прервана, шоссе испорчено воронками; окопы и все усовершенствования на валах, как-то: козырьки, пулемётные гнёзда, лёгкие блиндажи – стирались с лица земли». Некоторое время спустя после первого февральского штурма в окрестностях крепости было найдено от 30 до 40 тысяч воронок от разрывов артиллерийских снарядов. Значительное количество снарядов поглотила река Бобры и местные болота. Февральский штурм провалился. Основной причиной провала с уверенностью можно считать тактический просчёт командования немецких войск, рассчитывавшего взять Осовец при помощи круглосуточных артиллерийских обстрелов, избегая решительного штурма.
Первоначально ситуация выглядела иначе. Казалось бы, ничто не сможет остановить неминуемую сдачу небольшого русского гарнизона. Германские командиры считали, что сложившаяся ситуация не позволит гарнизону крепости обороняться больше двух суток. Однако русские ряды не дрогнули под напором первого приступа и бесконечных артиллерийских налётов.
Основной установкой Генерального штаба русской армии была оборона крепости в течении недели. Генералы высшего командного состава не могли и представить, что за-щитники Осовецкого рубежа смогут выдержать полугодовую осаду, периодически осуществляя дерзкие вылазки, нанося противнику ощутимый урон. Уже в первые дни осады немцы были вынуждены отодвинуть свои позиции назад, понимая, что с наскока крепость взять не удастся. Ответный огонь русской артиллерии заставил противника вести более осторожные манёвры в окрестностях оборонительного рубежа. Фланговые атаки русской пехоты на позиции немцев начались с конца сентября 1914 г.
Приблизительно в это время крепость посетил император Николай II. Он провёл короткий молебен перед образом Николая Чудотворца, подаренным им крепости ещё в далёком 1897 г., а теперь хранившимся в пострадавшей от артиллерийских обстрелов гарнизонной церкви Покрова. Особое восхищение у Николая Александровича вызвал священ-ник местной церкви, который на расспросы царя о своём быте и жизни в условиях войны, отшучивался, говоря о «скуке» пребывания на передовой. Генерал Шульман, казалось, выказывал особые опасения по поводу пребывания императора на передовой военных действий. Однако, следует заметить, что Николай Александрович обладал весьма завидным даром, появляться в том месте, где ожидались особо кровопролитные и трудные бои. Так случилось и на этот раз.
Вторая, особо тяжёлая, фаза обороны крепости началась в самом конце февраля – начале марта 1915 года, когда немцы предприняли вторую полноценную попытку занять укреплённый рубеж. Пять дней шли интенсивные окопные бои на передовой (лицевой) линии, расположенными перед основными укреплениями крепости. Русским солдатам удавалось ценой высоких потерь сдерживать многократно превосходившие их по численности войска противника. Ко всему прочему, следует добавить тот факт, что малые окопы передней линии обороны не были рассчитаны на защиту бойцов от обстрела из тяжёлых орудий. Это обстоятельство становилось причиной значительных потерь со стороны за-щитников крепости. Многие бойцы получали тяжёлые контузии, тяжкие увечья, большинство же гибло.
Особую стойкость продемонстрировала вторая линия обороны крепости. Русские солдаты вынуждены были отступить сюда под нажимом противника. В критический момент сражения на передовую были высланы резервы гарнизона во главе с комендантом крепости Николаем Александровичем Бржозовским. Другой герой-оборонец С. Хмельков писал о том, что солдаты в эти дни настолько привыкли к обстрелам, что данная ситуация начинала казаться им обыденной. Рядовые русские бойцы следующим образом рассуждали о не прекращавшейся канонаде: «Пущай постреляет, по крайней мере выспимся». По всей видимости, сказывалась усталость от строительных работ по укреплению крепости и интенсивных боёв февраля 1915 г.
Немцы подтянули резервы. Отступление с переднего края обороны дало возможность придвинуть артиллерию под стены Осовца. Ко всему прочему, форты крепости прекрасно просматривались с воздуха. Уместно будет указать на то, что строительство укреплений велось в то время, когда военная наука ещё не учитывала фактор авиации. В годы Первой мировой войны авиационные подразделения играли важную роль в разведке и корректировке огня артиллерийских батарей. Немцы рассчитывали добить крепость и её защитников с удобного для их орудий расстояния. К несчастью батареи крепости, её рвы, поверхности брустверов, эскарпов и контрэскарпов, гладкие, покрашенные масляной краской стены казарм, полукапониров, позволяли врагу с предельной чёткостью определять основные узлы и болевые точки русских оборонительных рубежей. Из 18 батарей дальнего боя, расположенных в пределах укреплений Осовца, лишь четыре были надлежащим образом подготовлены, тогда как остальные легко обнаруживали себя вспышками выстрелов. Тем не менее, русским солдатам удалось ликвидировать угрозу, исходившую со стороны особо опасных крупнокалиберных немецких орудий – «Больших Берт». Два артиллерийских расчёта второй линии обороны, представленные недавно привезёнными из Кронштадта 150-мм пушками Канэ, смогли уничтожить два чудовищных немецких орудия, а несколько точных попаданий оставили «Берты» без боеприпасов. Взорвав немецкий склад, русские артиллеристы смогли укрыться за укреплениями, утопавших в дыму и копоти Скобелева и Центрального фортов. В это же время ожесточённый бой шёл на укреплениях Заречного форта крепости. Русские солдаты стояли насмерть, шли в штыковые контратаки, умирали, но не сдавались врагу. Второе немецкое наступление на крепость захлебнулось. Враг был отброшен.
К весне 1915 г. противник спланировал широкомасштабное наступление по всему восточному фронту. Фронт был прорван в Прибалтике и Галиции. Произошла масштабная военная катастрофа, сродни той, которая произойдёт и в 1941 г. Однако, подобно будущему героическому Бресту, крепость Осовец оставалась в руках русских солдат.
В самом начале августа немцы решили предпринять решающий штурм крепости, посчитав, что столь продолжительная артиллерийская подготовка должна была дать соответствующий эффект. Русские полки должны были пребывать в состоянии крайней демо-рализации и по всем расчётам немецкого командования не должны были оказать существенного сопротивления. На рассвете 6 августа (24 июля по старому стилю) немцы пред-приняли чудовищную по своей аморальности акцию. Предваряя финальное наступление своей пехоты, отчаявшись победить кучку русских воинов в честном сражении, немецкие командиры решили предпринять бесчеловечную атаку с применением отравляющих газов. В течении полутора недель немцы ожидали правильного направления ветра, аккуратно и старательно расставляя баллоны со смертоносной газовой смесью на нужном расстоянии от крепости. Приблизительно в 4.30 утра в сторону русских позиций, стелясь над землёй вязкой массой, потёк тёмно-зелёный туман смеси брома и хлора. Газовая волна, выпущенная в сторону укреплений крепости, достигала полутора десятков метров в высоту и десятка километров по фронту. В крепости не было противогазов. У русских воинов не было шансов остаться в живых.
В воспоминаниях одного из командиров крепости Осовец С. Хмелькова можно встретить следующий отрывок, описывающий обстоятельства немецкой газовой атаки: Военный историк В. Буняковский писал о событиях того страшного рассвета: «Утро было холодное, туманное; дул средней силы северный ветер. Действие газов, несмотря на принятые меры, на Сосненской позиции и в тылу её было ужасно – около половины бойцов были отравлены насмерть. Полу-отравленные брели назад и, томимые жаждой, нагибались к источникам воды, но тут, на низких местах, газы задерживались, и вторичное отравление вело к смерти. В общем, ко времени подхода немцев к позиции число защитников её определялось в каких-нибудь 160-200 человек, способных действовать оружием. Выдвинутые из Заречного форта для контратаки три роты землянцев (воронежцев) также по пути потеряли до 30 процентов одними отравившимися газами. Спустя некоторое время по выпуске газов немцы пустили одновременно по всему фронту красные ракеты и открыли ураганный огонь...».
К этому моменту три роты 226-го Землянского (Воронежского) полка (9, 10 и 11) по-гибли в полном составе. Три роты защищавших Белогронды были разгромлены на 90 про-центов. Землянский полк насчитывал теперь всего 160-200 человек при нескольких пуле-мётах. Трудно себе представить, что такими силами можно было остановить немецкий военный паровой каток. По самым скромным прикидкам в немецком наступлении на крепость участвовало 14 батальонов пехоты (не менее 7 тысяч человек). В военной корреспонденции немецкого генерала Людендорфа сохранилась следующая запись: «8-я армия вдвинулась в узкое пространство между Наревом и Белостоком для взятия с юга Oсовца».
То, что произошло дальше, хорошо описано в очерке публициста Владимира Воронова: «Когда германские цепи приблизились к окопам, из густо-зелёного хлорного тумана на них обрушилась... контратакующая русская пехота. Зрелище было ужасающим: бойцы шли в штыковую с лицами, обмотанными тряпками, сотрясаясь от жуткого кашля, буквально выплёвывая куски лёгких на окровавленные гимнастёрки. Это были остатки 13-й роты 226-го пехотного Землянского полка, чуть больше 60 человек. Но они ввергли противника в такой ужас, что германские пехотинцы, не приняв боя, ринулись назад, затаптывая друг друга и повисая на собственных проволочных заграждениях. И по ним с окутанных хлорными клубами русских батарей стала бить, казалось, уже погибшая артиллерия. Несколько десятков полуживых русских бойцов обратили в бегство три германских пехотных полка! Ничего подобного мировое военное искусство не знало. Это сражение войдёт в историю как «атака мертвецов».
Русские солдаты, гонимые ненавистью к противнику, не пожалевшему население близлежащих сёл, травившему газом всё живое, двинулись в последнюю атаку. Русским удалось обратить в паническое бегство три полка немецкой пехоты. Крепость не сдавалась…
Лишь спустя несколько дней (18 августа 1915 г.) из крепости началась тотальная эвакуация выживших. Осовец не был сдан врагу, но оборона на данном участке фронта теряла всякий смысл. Именно по этой причине, видимо, раздосадованный генерал Людендорф напишет, что «крепость была взята», а в другом месте мемуаров деликатно добавит – «Осовец пал».
В своём послании защитникам Осовца император Николай II напишет следующее: «Выражаю самую горячую благодарность всему составу доблестного гарнизона Осовца!». В приказе генерала Бржозовского прозвучали такие слова: «В развалинах взрывов и пепле пожаров гордо упокоилась сказочная твердыня, и, мёртвая, она стала ещё страшнее врагу, всечасно говоря ему о доблести защиты. Спи же мирно, не знавшая поражения, и внуши всему русскому народу жажду мести врагу до полного его уничтожения. Славное, высокое и чистое имя твоё перейдёт в попечение будущим поколениям. Пройдёт недолгое время, залечит Мать-Родина свои раны и в небывалом величии явит миpy свою славянскую силу; поминая героев Великой Освободительной войны, не на последнем месте поставит она и нас, защитников Осовца».
Категория: 1. Герои Первой мировой войны. | Добавил: Drem
Просмотров: 241 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 1.0/11
Всего комментариев: 0
avatar