☆ Приветствуем Вас, Гость! ☆ Регистрация ☆ RSS ☆
   +12

Главная » Файлы » Фестиваль "Первая мировая война" » 3. Мой край в годы Первой мировой войны.

Мой край в годы Первой мировой войны.
[ Скачать с сервера (32.2Kb) ] 29.10.2014, 16:40
ГАОУ СПО "ОАТК" корпус 5, город Оренбург
Мой край в годы Первой мировой войны.
Автор: Яковлев Сергей Николаевич, группа 19-З
Куратор: Морозова Оксана Александровна, преподаватель истории

Содержание:
1. О начале Первой мировой войны по страницам оренбургской прессы
2. Оренбургский край в 1915 год
3. 1916 год в Оренбургской губернии
4. 1917 год в Оренбургской губернии
5. Деятельность Оренбургской епархии в годы Первой мировой войны

1. О начале Первой мировой войны по страницам оренбургской прессы
В «Оренбургской газете» 21 июля 1914 года было опубликовано сообщение: «19 июля 1914 г. Германский посол передал министру иностранных дел от имени своего правительства объявление войны России».
С первых дней войны в Оренбургской губернии проходила мобилизация. «19 июля. В 2 часа дня причетом Донецкого поселка был совершен напутственный молебен для казаков, назначенных для сформирования 7-го Оренбургского казачьего полка. Вся церковная площадь была полна народа. После молебна старым местным учителем была произнесена отправляемым казакам речь. Он призывал их крепко и стойко защищать Государя и родную землю, делиться между собой всем необходимым, не оставлять в опасности товарищей».
26 июля 1914 года Главноначальствующий Оренбургской губернии (именно так стали именоваться губернаторы края во время войны) Н.А. Сухомлинов подписал обязательное постановление о запрещении продажи спиртных напитков в губернии на время проведения мобилизации. Это постановление благоприятным образом сказалось на жизни населения губернии: на улицах стало спокойно, преступность сократилась до минимума.
Семьям призванных на войну в сельской местности пришлось особенно трудно. Оставшись без работников мужского пола, они не могли самостоятельно справится с сельскохозяйственными работами. В «Оренбургской газете» 31 июля 1914 г. было опубликовано воззвание Оренбургского губернатора Н.А. Сухомлинова: «Высочайше объявленной мобилизацией армии и флота вызван значительный отлив дорогих и близких царю-батюшке работников сельского населения. Отлив этот неминуемо должен повлечь за собой те или иные затруднения по уборке хлебов … Я обращаюсь к сельскому населению и родному мне Оренбургскому казачьему войску с настоящим моим воззванием и горячо прошу каждого оказать посильную помощь в великом и патриотическом деле любви и заботливого внимания к семьям, лишившимся работников».
Война с первых дней вызвала рост цен на товары первой необходимости. 4 августа 1914 г. состоялось заседание избранной городской думой комиссии по урегулированию цен на предметы первой необходимости. Корреспондент «Оренбургская газета» сообщал: «Комиссией были выработаны следующие цены: хлеб белый 4 коп. за фунт (400 гр. Е.К.), ржаной 2 ½ коп, французский – 5 коп.; цена на муку – 25 коп. за мешок, наивысшая цена на мясо – 16 коп. фунт, цена на сахар повышалась до 15-16 копеек за фунт.
Находящаяся в глубоком тылу Оренбургская губерния стала местом лечения больных и раненных военнослужащих. Первый поезд с раненными прибыл в Оренбург 14 сентября. «Сегодня в 11 часов утра прибыл первый поезд с ранеными. Встреча носила радушный и теплый характер. На вокзале задолго до прихода поезда местные дамы приготовили раненым чай, закуски и папиросы. Порядок был образцовый. По прибытию всех раненых накормили, напоили чаем, одарили фруктами, цветами и на автомобилях и извозчиках увезли с вокзала в лазареты. Из числа раненых только один оказался оренбуржцем».
На страницах газет ежедневно в рубрике «Война» публиковались официальные сообщения с фронта. «13 августа. «От штаба Верховного Главнокомандующего получены известия о занятии нашими войсками в Восточной Пруссии городов Норденбурга (ныне пос. Крылово Калининградской области), Бишовсбурга (ныне город Бискупец в Польше), Зенсбурга (ныне город Мронгово на северо-востоке Польши). В Восточной Галлии австрийские арьергарды отступили за реку Золотую Липу (река в восточной части Львовской области и западной части Тернопольской области Украины, левый приток Днестра)».
«23 августа. Телеграмма Верховного Главнокомандующего Великого князя Николая Николаевича Его Императорскому Величеству: «С восторженной радостью доношу, что победоносная армия генерала Рузского сегодня в 11 часов утра взяла Львов, а армия Бруссилова – Галич». Верховный Главнокомандующий ходатайствовал о награждении генералов Рузского и Брусилова Георгиевским крестом 4 степени.
«31 августа. На Восточно-Прусском фронте неприятель продолжал наступать. Главные усилия его развиваются в районе Мазурских озер. Близ Машинцы и Хоржеле наши войска отбросили с тяжелыми потерями германские войска.
Извещая читателей о победах русских солдат газеты, информировали и о неудачах русской армии: «Известия о блестящих успехах русского оружия на галицийском фронте и в Восточной Пруссии вызвали неописуемый восторг. Сообщение, что два наших корпуса потерпели сильный урон под Сольдау в столкновении с превосходящими силами противника, встречена с глубоким прискорбием, но факт, что Россия не считает нужным скрывать, по примеру немцев, частичные неудачи своих войск, вселяет глубокую веру в непоколебимость русского оружия».
В начале войны, подданные Российской империи, были уверены, что война не будет столь долгой и кровопролитной. На страницах газет даже появлялись сообщения о готовности Германии сдаться. «Подтверждаются сведения, что Германия выразила согласие на предложенное Соединенными Штатами посредничество по ведению переговоров о мире».
В оренбургских газетах в 1915 году продолжали публиковать большое количество материалов о войне.
2. Январь – июнь 1915 г.
Оренбуржцы старались, как могли оказывать помощь призванным на войну и их семьям. 14 января. «Вчера в казенной управе производилась выдача казенных пайков за январь месяц женам нижних чинов, призванных на войну».
Практически в каждом номере газеты публиковали материалы об оренбуржцах отличившихся в ходе боевых действий. «25 января. За отличие в делах против неприятеля награждены орденом Св. Георгия 4 степени: полковники 192 Рымникского пехотного полка Петровский и Берштенцвейгер, а также командир 1-го Оренбургского казачьего артиллерийского дивизиона Ончокова».
Газета «Оренбургская жизнь» 8 апреля 1915 года разместила на своих страницах письма оренбургских казаков на родину. «Пока Господь Бог меня хранит. Из дома еще не получал не одного письма. Куда идут письма, не знаю. Но теперь напали на след, и, должно быть, скоро получим целую кипу писем. Вот тогда засяду где-нибудь на берегу Вислы и буду почитывать. А кругом так и раздается: трах, трах, бум… То тяжелая немецкая артиллерия стреляет! На днях одна такая штука ахнула около нашей сотни и такого шума наделала, — беда! Слава Богу, — ничего, одного лишь моего денщика контузило осколком».
«На днях в час ночи я, со своим разъездом, налетел на германские окопы. Немцы подпустили нас на 10-15 шагов, после чего открыли адский огонь. Две лошади были убиты, и три казака упали сильно ранеными. Мы казаков подобрали и, отстреливаясь, отошли назад. За эту разведку пять казаков получили Георгиевские кресты».
В начале Первой мировой войны, подъем националистических настроений привел к переименованию многих российских городов с немецкими названиями. Уже в августе 1914 г. была переименована столица Российской империи Санкт-Петербург в Петроград.
12 апреля в Оренбургской городской управе состоялось заседание комиссии гласных для рассмотрения вопроса о переименовании г. Оренбурга. Большинством голосов решено переименовать город. Поступило много предложений с названиями. Собрание остановилось на следующих: Яицк, Приуральск, Елизаветдар, Орелград, Славногеоргиевск и Новогеоргиевск. Один из присутствующих пожелал, почему бы еще не прибавить два названия «Пыльград» и «Грязьград», которые были бы очень подходяще.
На следующем заседании состоявшемся, 24 апреля было решено оставить нашему городу его прежнее название.
Вести с фронта приходили все более ужасающие. 19 апреля Военный врач Приссман сообщил подробности бомбардировки Белостока : «Первые аэропланы появились над городом часов в 9 утра, когда уличное движение было в полном разгаре. Взрывы следовали один за другим, неся смерть и разрушение на своем пути. Пострадавшие – в большинстве случаев дети школьного возраста. Убито 20 малюток, раненых гораздо больше. Характерным является то обстоятельство, что все снаряды, брошенные в город, не преследовали цели: разрушения построек военного ведомства. Неприятельские летчики желали исключительно навести панику на мирное население».
В ходе Первой мировой войны немцы применили такое бесчеловечное оружие как удушливый газ. Впервые газ был применен 22 апреля 1915 года в битве под австрийским городом Ипр, а уже 17 мая в «Оренбургской газете» опубликована телеграмма Главноуполномоченного Красного Креста о том, что «случаи применения германцами бомб с удушливыми газами были за последнее время в районах всех армий северо-западного фронта».
В конце июня в Оренбург санитарным поездом прибыли первые 18 жертв удушливых газов. Все эти больные были направлены в земский лазарет № 2, находящийся в бывших Михайловских казармах.
В «Оренбургской газете» за 2 июня читаем: «В телеграфном сообщении из Петрограда о насилиях, котором подвергаются наши пленные в Австрии и Германии, указывается на возмутительные факты отношения к пленным. При захвате в плен отбирают не только деньги и все более или менее ценное, но даже хлеб, платье, сапоги, бельё. Выбравшиеся из плена были свидетелями, как на глазах их были убиты пленные, не желавшие добровольно отдавать принадлежавшее им имущество. Были случаи, когда пленные, тотчас по взятии в плен были на месте расстреляны без всякой видимой к тому причине. Так погибло восемь оренбургских казаков, расстрелянных немцами у города Брезины».
Из Оренбургской губернии к началу 1915 года на фронт было мобилизовано более 37 тысяч ратников. А с учетом казачьего населения края в действующую армию призвано свыше 100 тысяч человек, многие из них пошли на войну добровольцами. Но на фронт стремились не только взрослые оренбуржцы.
Перед сельскими жителями стояла задача вовремя посеять хлеб. В газете «Оренбургское слово» за 25 июня рассказывается о помощи, оказанной сельским обывателям учащимися губернии: «Несмотря на уход людей из деревни, сельские поля в нынешнем году оказались засеянными так же, как и до войны. По ходатайству ведомства землеустройства министерство просвещения разрешило учебному начальству на местах организовать из учащихся особые отряды для пополнения полевых работ в крестьянских хозяйствах, в которых не хватает рабочих рук. Мы надеемся, что родители учащихся не будут чинить препятствий своим детям на пути поступления их в трудовые дружины, а сами учащиеся горячо откликнуться на призыв».
Июль – октябрь 1915 года
Публиковались в газетах и материалы о новых видах вооружения российской армии. «Илья Муромец. Имя былинного русского богатыря, защищающего родную землю от вражьих нападений, дано единственному в мире гиганту воздушного флота. Имя это оправдано. И по размерам, и по подъемной силе, и по устойчивости в воздухе, по своей боевой силе и по ни с чем несравнимой меткости попадания бросаемых снарядов, — изобретение Сикорского – летательный аппарат «Илья Муромец» совершенно оправдывает свое имя. Пусть стаи русских «Муромцев» внесут огонь, разрушение и ужас в тыл врага».
Воюющая страна остро нуждалась в развитии промышленности. Оренбургская губерния была преимущественно аграрной, но, тем не менее, в губернии были предприятия, изготавливающие «предметы снабжения армии». В прессе обсуждался вопрос создания военно-промышленных комитетов в губернии:
«14 июля. Центральный военно-промышленный комитет предполагает образовать областные комитеты, в состав которых будет входить известное число районных комитетов. В Самаре намечен областной комитет, в состав которого войдет Оренбург».
«19 июля. Сегодня в час дня в Народном доме назначено собрание рабочих по вопросу об участии их в работах по снабжению армии».
Уже к 12 октября в Оренбург прибыло 61988 беженцев, в Оренбургском уезде их число составило 11813 человек.
Оренбург был крупным центром, куда направлялись военнопленные. Условия их содержания отслеживались не только местной властью. «Оренбургское слово» 10 сентября: «Несколько русских сестер милосердия отправились осматривать лагеря русских военнопленных в Германию; последняя — тоже в Россию для той же цели командировала сестер милосердия. Одна из них Эрика фон-Пассов и делегат Красного Креста г. Дрексель прибывают в Оренбурге для осмотра Менового двора, где живут военнопленные».
Знаменательное событие произошло в городе в конце октября 1915 года. «Третьего дня в местной школе прапорщиков состоялся первый выпуск офицеров. Окончили курс и произведены в прапорщики 480 человек».
3. 1916 год в Оренбургской губернии
К началу 1916 года в городе Оренбурге сложилась тяжелая обстановка. Из продажи исчезли соль, сахар, мыло, табак, бумага. Ощущался острый недостаток хлеба и мяса. Газета «Оренбургское слово» сообщала 15 января 1916 года: «Если цены на продукты возросли за год в 4 раза, то заработная плата осталась на прежнем уровне, то есть в среднем, один рубль в день». Городские власти пытались наладить снабжение жителей продуктами первой необходимости.
Пользуясь сложившейся обстановкой многие торговцы завышали цены на продукты.
6 февраля 1916 года корреспонденты газеты обращались к жителям города: «Граждане! Завтра в 8 ½ часов начнется перепись всего населения Оренбурга для определения требуемого количества предметов первой необходимости и топлива. Эту перепись желательно провести в один день, а потому необходимо, чтобы все жители оказывали полное содействие переписчикам, давали им точные и быстрые ответы, не задерживая хода работ излишними беседами».
Но, что бы ни происходило в городе, вести с фронта продолжали волновать всех. «Оренбургское слово» 5 февраля 1916 года: «Эрзерум взят. Телеграмма Августейшего наместника Его Императорского Величества на Кавказе Николая: «Господь Бог оказал сверхдоблестным войскам кавказской армии столь великую помощь, что Эрзерум после пятидневного беспримерного штурма взят».
В газетах продолжали публиковать письма из действующей армии. «8 января 1916 г. 9 рота 191 пехотного Ларго-Кагульского полка сердечно благодарит всех принимающих участие в организации сбора подарков для родных Оренбургу солдат в окопах. Если-бы кто ни будь из Вас посмотрел на солдата в окопах получающего Ваш подарок, то Вы несколько не пожалели бы потраченных Вами сил и средств на эти подарки. Все присланное в подарок: пара белья, перчатки, чай и сахар, и кисет с табаком как нельзя более подходит в данное время для каждого солдата. Пока мы еще стоим в окопах и ждем чего-то, но каждый из нас чувствует, что недалек тот час, когда русский мужик должен будет приложить всю свою могучую силушку, пред которой ничто в мире не устоит. Искренно благодарный Подпрапорщик В. Князев»
Оренбуржцы собирали пожертвования для отправки подарков в армию. В газете за 4 марта 1916 года рассказывали об одном из таких пожертвований: «Г-жей Антоновой доставлены в редакцию для передачи в земский союз на пасхальные подарки воинам 5 руб., собранные при следующих обстоятельствах: в прямом вагоне Москва – Оренбург ехавшие в числе прочих пассажиров артистки ныне гастролирующей в Оренбурге труппы г-жа Палецкая и скрипач Кравец, по просьбе публики, устроили импровизированный концерт, сбор с которого решено было отдать на пасхальные подарки воинам».
С 1 июля 1916 года в г. Оренбурге была введена карточная система на дрова, сахар, отруби и муку. Цитата: «Для распределения карточек между населением город разбит на пять участковых продовольственных комиссий, во главе каждой комиссии состоит председатель, избранный городской думой. Общее руководство карточной системой лежит на городской продовольственной комиссии. Норма сахара определена по 3 фунта на человека, дрова по ½ погонной сажени на печку».
Не смотря на все меры предпринимаемые городскими властями обстановка в городе оставалась напряженной.
26 ноября в г. Оренбурге состоялся праздник Георгиевских кавалеров. Вот как о состоявшемся мероприятии рассказывал корреспондент газеты «Оренбургское слово»: «Сегодня праздник всех Георгиевских кавалеров. По этому случаю в кафедральном соборе будет отслужена литургия. После, около собора состоится парад частям войск, расположенным в г. Оренбурге. В параде примут участие и все Георгиевские кавалеры. После парада герои отправятся в помещение народного дома на празднество. Сюда же будут приглашены и офицеры, имеющие орден св. Георгия Победоносца. По слухам, в Оренбурге имеется свыше 400 Георгиевских кавалеров».
4. 1917 год в Оренбургской губернии
О произошедших в Петрограде в феврале 1917 года событиях оренбургские газеты сообщили 3 марта 1917 года: «Свершилось событие огромной, исключительной важности! На смену старой власти прогнившей до корня и в процессе собственного тления готовившейся погубить Россию, создалась новая власть из народных избранников. Граждане! Объединимся для завоевания лучшего будущего, отбросим до окончания войны все внутренние, партийные и личные счеты. За работу! За будничную, усиленную работу на благо народа! Для проявления восторга время впереди».
В газете «Оренбургское слово» от 5 марта 1917 года опубликованы телеграммы от Главнокомандующего армиями юго-западного фронта Брусилова и Главнокомандующего армиями северного фронта Рузского с обращением о переходе к новому режиму армии и с указанием, что на фронте спокойно.
В газете «Известия Оренбургского губернского Комитета общественной безопасности» от 1апреля 1917 года рассказывалось о событиях на фронте: «Последнее официальное сообщение принесло печальное известие о серьезном поражении, нанесенном нашим войскам на фронте генерала Леша, в районе Ковеля. Застигнув наши войска врасплох, противник нанес им сильный урон, который достигает потери только людьми 20-25 тысяч, не считая потери материальной части. Такой неожиданный крупный успех противника можно отнести, по мнению наших венных авторитетов, только к колебанию дисциплины».
С июля 1917 года в Оренбурге стал издаваться «Оренбургский казачий вестник» – независимый печатный внепартийно-республиканский орган свободного казачества. В газете от 9 августа 1917 года опубликовано сообщение атамана Оренбургского казачьего войска А. Дутова о проходившем в ночь на 21 июля в Петрограде собрании членов Временного правительства, на котором он присутствовал как представитель Оренбургского казачества: «Жутко было. 189 миллионов Государства Российского спало мирным сном, а здесь в туманном Петрограде 120 человек решали судьбу России. Только в 5 часов утра решимостью «кадет» передать всю власть А.Ф. Керенскому без всяких оговорок и поручить ему составление кабинета, было достигнуто. Сложная политическая обстановка беспокоила граждан страны.
В город продолжали поступать раненые воины, 5 сентября 1917 года в «Оренбургском казачьем вестнике» сообщалось: «Губернский комитет больным и раненым воинам открывает в г. Оренбурге лазарет для офицеров. Открытие лазарета вызывается переполнением офицерских палаток военного госпиталя больными и раненными офицерами».
25 октября 1917 года в Петрограде произошло событие, изменившее ход истории в нашей стране – власть перешла в руки большевиков. В «Оренбургском казачьем вестнике» 27 октября 1917 года был опубликован приказ войскового атамана А.И. Дутова, в котором захват власти большевиками был назван «преступным и совершено недопустимым».
Одной из важнейших задач, которую ставили перед собой большевики, был выход из войны. Правительство стран Антанты старалось не допустить заключения мира. В «Казачьем вестнике» от 12 ноября 1917 года опубликована телеграмма из ставки Главнокомандующего: «Союзники сообщили: если Россия приступит к переговорам о мире, то мы все союзники, заключим мир за счет России, и в то же время все мы, союзники, объявляем России войну на основании договора 1914 года».
Со страниц оренбургской прессы звучали призывы победоносно завершить войну, но одновременно публиковались материалы о развале российской армии. Газета «Южный Урал» 28 ноября 1917 год: «Умирающая армия. Непобедимая армия! Славная армия! Да здравствует армия! Кто не помнит этих официальных лозунгов, очень недавнего прошлого. Все сердца, все симпатии тянулись к ней к армии. Еще несколько месяцев назад сентиментальное отношение общества к солдату сменилось глубокой благодарностью ему за то, что он помог свергнуть самодержавие.
5. Деятельность Оренбургской епархии в годы Первой мировой войны
В условиях общего патриотического подъема Оренбургская епархия практически с первых дней войны организовала работу по оказанию посильной и повсеместной помощи органам местного управления, фронту, раненым, семьям тех, кто с оружием в руках встал на защиту Отечества.
«Оренбургская газета» 22 июля 1914 г. сообщала: «Вчера в 3 часа дня преосвященным Дионисием в сослужении многочисленного городского духовенства был отслужен молебен о даровании Русской державе победы над врагом».
С первых же дней войны приходские священники призывали оказывать помощь односельчанам. В «Оренбургской газете» 24 июля 1914 года рассказывается: «Священник одного из сел Оренбургского уезда обратился к прихожанам с проповедью, в которой указывал на необходимость оказания помощи по уборке хлеба семьям ушедших на войну. Крестьяне отнеслись к этому сочувственно и убирают их хлеб наряду со своим».
Святейший Синод уже в августе 1914 года издал особый указ, в котором призывал монастыри, церкви и самих прихожан жертвовать «на врачевание раненых и больных воинов», собирать средства в пользу Красного Креста, искать помещения под госпитали и подготавливать людей, способных ухаживать за больными. В течение 1914 года в Оренбургской епархии открылось четыре монастырских лазарета. «Оренбургская газета» 24 августа 1914 год: «Местный Успенский женский монастырь в своем помещении отвел место на десять кроватей для раненых и больных офицеров и нижних чинов. Полное оборудование и содержание этих коек монастырь взял целиком на себя».
В газете «Оренбургские епархиальные ведомости» от 17 декабря 1914 года опубликована телеграмма Императора Николая II Оренбургскому епархиальному комитету Красного Креста: «Преосвященнейшему Мефодию, Епископу Оренбургскому и Тургайскому. Поручаю Вам Владыко, передать всем присутствующим на открытии лазаретов Мою благодарность за выражение чувства верноподданнической преданности и заботы о наших страждущих воинах».
Духовенство взяло на себя заботу оказания помощи семьям ушедших на войну.
Более всего духовенство Оренбургской епархии приложили свои усилия на оказание помощи воинам, «производя среди прихожан сборы деньгами и всякими вещами – полушубками, валенками, сапогами, шапками, брюками, кальсонами, платками; жертвовалось мясо, сухари, конверты, бумага, нитки, иголки и прочее». Данные пожертвования, по мере их накопления, направлялись в действующую армию. В свою очередь, солдаты в ответ писали благодарственные письма с фронта со словами глубокой признательности за оказанную помощь. На страницах «Оренбургских епархиальных ведомостей» можно встретить немало строк солдатских писем, адресованных духовенству епархии и прихожанам: «Командир 13-го Оренбургского казачьего полка письмом от 27 марта 1915 года сообщал: «13-ый Оренбургский казачий полк приносит горячую благодарность Епархиальному комитету Красного Креста за присланные подарки нижним чинам к празднику Пасхи. Подарки доставили казакам много радости и светлых минут. Память, забота и отзывчивость общества скрепляет Великую Россию в несокрушимое целое».
Оренбургский епархиальный комитет Красного Креста финансировал лазареты и в губернии и на линии фронта.
Непосредственно на фронте служение несли полковые священники. Помимо духовного окормления личного состава, они поднимали боевой дух солдат, подготавливали их к возможной встрече с болью и смертью.
В 1915 году в Оренбургскую губернию стали прибывать беженцы из западных губерний Российской империи. 27 августа 1915 года епископ Серафим обратился к населению Оренбургской губернии об оказании помощи беженцам: «Направляющиеся к нам беженцы крайне нуждаются в самом необходимом, а главное в теплом приюте, потому что они разорены и должны терпеть голод и холод, если мы не придем им на помощь. Поэтому мы обращаемся к населению Оренбургской губернии с горячей просьбой проявить к несчастным разорившимся людям всю свою любовь, помня, что они такие же русские подданные, что отцы, мужья и дети многих из них так же, как и ваши проливают свою кровь за общее всем нам дело – благо России».
Еще одна категория граждан нуждавшихся в постоянной заботе и помощи церкви – воины утратившие трудоспособность. Газета «Оренбургские епархиальные ведомости» 15 июля 1916 года сообщала: «В здании Духовной консистории под председательством епископа Мефодия, состоялось очередное заседание Оренбургского епархиального комитета Красного Креста. На заседании был выяснен вопрос об устройстве курсов пчеловодства для увечных воинов. Курсы пчеловодства откроются 20 июля, в одной из церковных школ г. Оренбурга. Слушателей предположено иметь до 20 человек».
На страницах оренбургских газет сохранилось множество свидетельств деятельности духовенства по оказания помощи воинам и «всем пострадавшим от военных бедствий».
Список литературы:
«Истории Оренбуржья»- Ю.П. Злобин (уч. пособие, Оренбург 1996);
Борщукова, Е.Д. «Деятельность православной церкви в организации медицинской помощи раненым в начальный период Первой мировой войны»;
Власова, А.В. «Церковнообщественное социальное служение в дореволюционные военные годы на Урале»;
Горожанина, М.Ю. «Деятельность православной церкви в годы Первой мировой войны»;
Грицаева, А.Н. «Благотворительность в России в годы Первой мировой войны»;
Иванова, Н.М. «Милосердие и благотворительность в годы первой мировой войны 1914–1917 гг.»;
Ключарева, А.В. «Благотворительная деятельность Православных монастырей в годы Первой мировой войны»;
Оренбургские епархиальные ведомости 1914-1916 гг;
Архивы прессы Оренбургской обл.;
Категория: 3. Мой край в годы Первой мировой войны. | Добавил: 369940ev
Просмотров: 582 | Загрузок: 32 | Рейтинг: 1.0/10
Всего комментариев: 0
avatar