☆ Приветствуем Вас, Гость! ☆ Регистрация ☆ RSS ☆
   +12

Главная » Файлы » Фестиваль "Первая мировая война" » 3. Мой край в годы Первой мировой войны.

«Забытая война» (по материалам выставки краеведческого музея г. Арзамаса Нижегородской области)
[ Скачать с сервера (33.4Kb) ] 25.12.2014, 22:56
Нижегородский экономико-технологический колледж,
г. Арзамас
«Мой край в годы Первой мировой войны»
«Забытая война» (по материалам выставки краеведческого музея г. Арзамаса Нижегородской области)
Грехова В. А.
Руководитель: Егошина М. В., к.и.н., доцент
Консультант: старший научный сотрудник МУК историко-художественный музей г. Арзамаса Нижегородской области А.Е. Щеглетова

Великая война начала XX века стала Первой мировой. Она оставила глубокий след в мировой и отечественной истории. Память о ней свято хранилась мировым сообществом, а в отечественной истории она на многие десятилетия была забыта, стерта...Но людскую память стереть невозможно и сегодня, благодаря архивным документам, фотографиям, хранившимся в семьях участников войны и их родственников, благодаря воспоминаниям, мы можем открыть историю Первой мировой войны.
Для России она началась 1 августа 1914 г. (по н. ст.). В одной из витрин Арзамасского краеведческого музея представлено свидетельство о явке к исполнению воинской повинности 1914 г., а также списки нижних чинов запаса и ратников государственного ополчения, отправленных на службу по назначению. Просматривая «Книгу Приказов по управлению Арзамасского уездного воинского начальника» за август – октябрь 1914г., можно ознакомиться с количеством мобилизованных на фронт солдат из Арзамасского уезда: «2 августа – 434 человека, 17 октября – 631 чел., 24 октября – 344 чел., 30 октября – 726 чел. и т. д.» Эти цифры говорят о том, что в Арзамасе и уезде, да впрочем как и по всей России объявленная императором мобилизация шла довольно активно. Мобилизацией воинов в действующую армию занималось Арзамасское Уездное Присутствие по военным делам. Отсрочки предоставлялись воспитанникам учительских семинарий и школ до 22-летнего возраста и др. освобождались от военной службы служащие пароходов, работники телефонной станции, почтово-телеграфной конторы, иностранцы и др. Работники МКЖД состояли на особом учете.
Арзамасцы были единодушны в своем стремлении дать отпор врагу и явили образец патриотизма. Из текста воинской присяги (отпечатан на обороте царского портрета):
«Я, нижепоименованный, обещаюсь и клянусь Всемогущим Богом, пред Святым Его Евангелием в том, что хощу и должен Ему Императорскому Величеству, своему истинному и природному Всемилостивейшему Великому Государю Императору Николаю Александровичу, Самодержцу Всероссийскому и законному Его Императорского Величества Всероссийского Престола Наследнику, верно и нелицемерно служить, не щадя живота своего, до последней капли крови…». Так они и сражались, получая награды, многие стали Георгиевскими кавалерами, и отдавая жизни.
Расскажем о судьбе Попова Михаила Петровича – участника Первой мировой войны. (Материалы в музей передала его племянница — Проскурякова Алла Михайловна – преподаватель АГПИ. Она из семьи военнослужащих.) Он родился 12 октября 1896 г. в городе Моршанск Тамбовской губернии. Семья приехала в Арзамас из г. Моршанска примерно в 1902 г. Мать — Евдокия Фёдоровна (ум. в 1933 г.).
Отец — Петр Гаврилович Попов (крестьянин, ум.в 1916 г.) был профессиональным садоводом, Оранжереи и теплицы он брал в аренду у купцов. Для них к Рождеству выращивал сирень, тюльпаны, гиацинты, семена которых Петр Гаврилович получал из Голандии. В оранжереие ему помогали работать сыновья и дочери. (в семье было 10 детей). В отличие от своих братьев и сестер, Михаил никогда не работал в оранжереях отца. В семье, из всех детей, он считался «самым умным». Он закончил Арзамасское реальное училище, затем школу прапорщиков (в Арзамасе?, по другим сведениям «Чугуевское училище»?так говорили тётки Аллы Михайловны). После этого был призван на войну. По рассказам сестер Михаила, за храбрость, проявленную в сражениях был награжден именным золотым оружием (возможно, шашка). Михаил также является георгиевским кавалером (георгиевский крест). Мало что известно о войсках, в которых служил Михаил Петрович, это тема для дальнейших исследований. По рассказам его сестер, они находились на территории Польши. Погиб Михаил в 1915 г. По семейным рассказам, свинцовый запаянный гроб привезли из Силезии. Тело Михаила с воинскими почестями было захоронено на Всехсвятском кладбище в Арзамасе. Имеется фотография с его похорон, переданная племянницей. Сведений о погибшем Михаиле Попове мало, так как в 30-е годы наградное оружие было экспроприировано, после таких событий родственники боялись поднимать данную тему, ведь он был офицером царской армии, а в семье две сестра (мама Аллы Михайловны и старшая ее сестра) были замужем за военными. О Михаиле Алла Михайловна узнала от своей мамы и ее сестер (сестер Михаила) во время Перестройки, когда стало возможным говорить на эту тему. Портрет, где Михаил в зимней форме, был найден Аллой Михайловной случайно. После смерти мамы, Проскурякова пошла в дом ее бабушки и дедушки по ул. Советская, 44, где проживала ее мама, дом готовился к продаже. Сняв со стены портрет бабушки под стеклом и решив его забрать, она открыла раму, там между портретом бабушки и задней стенкой рамки и был обнаружен портрет ее, погибшего на фронтах Первой мировой войны, дяди. В сложное для страны время сталинских репрессий портрет спрятали, о человеке ничего не говорили, но бережно хранила мать память о своем погибшем сыне.
Читая новую книгу В. Панкратова «Забытая война», которая сегодня будет представлена вашему вниманию, уважаемые посетители, я натолкнулась на воспоминания арзамасца, реалиста В.Н. Анфимова: «…В конце августа 1915 года пришло сообщение, что убит офицер Михаил Попов, ранее закончивший реальное. Он родился и жил в Арзамасе на Прогонной улице, недалеко от реального. Я его очень хорошо помню. Его останки привезли на родину. Из Нижнего прибыл военный духовой оркестр и с полроты солдат с винтовками. Процессия подошла к училищу, все вышли встретить и проводить погибшего бывшего реалиста. После краткой остановки кортеж свернул на Новоспасскую улицу, перешел на Сальниковую с выходом на Всехсвятское кладбище, где тело было предано земле. Наш класс на кладбище не ходил. Смерть Попова – первая жертва войны, в последующее время я не слышал, чтобы был убит кто-то из бывших реалистов…» С большой вероятностью, я могу предположить, что это именно тот Михаил Попов, чьи фотографии сегодня представлены на выставке в музее. Погибшему Михаилу Попову было 19 лет.
Не только солдаты и офицеры героически сражались на фонте. На победу работали все: священники, кашевары, а также военврачи. Константин Васильевич Бебешин - известный арзамасец, доктор медицинских наук, краевед, оставивший арзамасцам бесценные воспоминания о городе и его жителях. Константин Васильевич служил старшим военврачом 2-й дивизии 3-й армии Западного Фронта. Врачам доставалось и на фронте, и в тылу. В личном фонде К.В. Бебешина в архиве хранится фотография «Группа раненых на излечении в больнице гор. Арзамаса». В центре, в белом халате доктор Д.Н.Дорошевский, зав. Гор.больницей и медестра Нина Васильевна Бебешина – дочь городского головы..
В сентябре 1914 года Арзамасская Городская Управа и Комитет Красного Креста постановили открыть в Арзамасе оборудованный лазарет для эвакуированных с театра военных действий раненых и больных воинов. В Комитет стали поступать денежные пожертвования для больных и их семей.
Первый лазарет разместился в верхнем этаже дома вдовы коллежского регистратора В.Н. Венской по улице Новой (ныне Кирова). В лазарете насчитывалось 35 больных и раненых. Одновременно в восточной части города, у Березовой рощи началось строительство бараков Усть-Двинского лазарета. Для погребения умерших от ран в лазарете воинов Городская Дума и Управа отвели место в западной части Всехсвятского кладбища. Александровский Комитет о раненых, заботясь об увековечении памяти умерших, постановил хоронить их в определенных кладбищах. Городская Дума и Управа решили отвести место для погребения жертв войны в запущенной части Всехсвятского кладбища напротив входа в кладбищенскую церковь.
В январе 1916 года появились больные сыпным тифом. В связи с опасность распространения тифа было начато строительство барака и закуплены усовершенствованные пароформалиновые дезинфекционные японские камеры. Ухаживали за раненными врачи Дмитрий Наркисович Дорошевский – зав горбольницей (он же проводил осмотры новобранцев на призывных пунктах, им подписаны бумаги о состоянии здоровья), Николай Петрович Федоров, Петр Иванович Мелибеев. Практически в одиночку боролась с эпидемией сыпного тифа врач Стригулина-Вальтер.
Городская промышленность выполняла срочные заказы, связанные с нуждами Государственной обороны. Большим спросом в годы Первой Мировой войны пользовалось войлочное производство. Войлок шел на обмундирование армии, снаряжение конницы и для изготовления конкоров (артиллерийских снарядов).
Ведущим предприятием города к этому времени был Торговый Дом Сергея Жевакина сына и Ко. Годовая его производительность определялась в 1 млн. 100 тыс. рублей. Он был постоянным поставщиком войлока для исполнения срочных контрактов. Торговый дом поставлял заказы Петроградскому и Брянскому Арсеналам, Московскому Артиллерийскому складу, Всероссийскому Земскому Союзу, Московскому Военно-промышленному Комитету. Конское обмундирование и снаряжение направлялось Кубанскому Казачьему войску действующей армии. В 1916 году фабрика изготовила для отдела Юго-Западного фронта 12 800 штук войлока и 17 853 войлочных погон.
Городская общественная комиссия по изготовлению обуви организовала выработку сапог. Более 400 сапожников села Выездного и деревни Пушкарка еженедельно вырабатывали по 1,5 – 2 тысячи пар сапог. К апрелю 1917 года они произвели 113 000 пар добротных армейских сапог.
Созданный в Арзамасе в 1914 г. под патронажем Красного Креста Дамский Комитет снабжал воинов действующей армии теплыми вещами. Возглавила его дворянка А.В. Шеффер.
Благотворительный организации и простые жители, прихожане Арзамасских церквей собирали пожертвования на нужды фронта, собирали подарки фронтовикам к Рождеству и Пасхе. В храмах города и уезда были организованы кружечные сборы на содержание ополченцев.
Кроме того, для сбора средств в пользу пострадавших от военных действий проводились специальные акции, так, в августе 1915 года Татьянинский комитет стал инициатором сбора «Ковш зерна нового урожая». В инструкции по «устройству сбора» говорилось: «Если верно сказание, что с мира по нитке - голому рубашка, то пускай отныне всякий знает, что по ковшу зерна с хозяйства соберется по всей Руси неизмеримая гора хлеба, которая спасет от голодной смерти многие миллионы братьев наших, жестоко пострадавших от лютого врага не за вину свою, а за великую Россию». Еще одна распространенная акция в то время – объявление Железного дня для изготовления сельскохозяйственных орудий, так необходимых и особенно недостающих для уборки урожая, так как металл в основном шел для фронта, а на изготовление орудий труда его не хватало.
Трудно было и тем, кто оставался в тылу, на женские плечи легла забота об урожае. Тем более интересен архивный документ – прошение крестьянки с. Туманово Вассы Осиповой командиру 25-го пехотного запасного батальона об отпуске ее мужа Осипова Михаила на побывку для уборки хлеба и ответ командира батальона, в котором он пишет, что исполнение данной просьбы не представляется возможным в условиях войны.
В 1914 г., сразу после начала войны, состоялось чрезвычайное собрание Арзамасской городской думы, на котором было образовано городское попечительство о призрении семейств низших чинов, взятых при мобилизации на действительную службу. Арзамасское уездное земство также оказывало поддержку семьям призванных в армию: предоставлялись льготы, на 1 июня 1915 г. Земство оказало помощь на общую сумму 11868 рублей, со временем денежные средства из-за их нехватки были заменены пайком в размере 3,5 – 4 рубля: ржаная мука, гречневая и пшенная крупы, соль и постное масло.
Появились в городе и военнопленные, уроженцы Чехии, Моравии, Пруссии. Часть их была переправлена на работу в другие города, других использовал и на сельскохозяйственных работах. Интересны сведения Арзамасского лесничества о работах, производящихся силами военнопленных (архивные документы) – плотничали, заготавливали лес и т.д. Известно, что отношение к ним было весьма лояльным: им оказывалась медицинская помощь, предоставлялось питание, одежда, в работах предоставлялся выходной воскресный день.
С начала Великого отступления с апреля 1915 года немцы заняли русскую Польшу, Литву, Белоруссию, Волынь. Население разоренных войной губерний направилось в глубь России. Это были беженцы и выселенцы. Они шли толпами из своих родных мест, бросая дома, имущество, сбережения, часто теряя в пути родных и близких. Первая партия беженцев прибыла в Арзамас в августе 1915 года. Число беженцев постоянно увеличивалось. В октябре 1915 года в городе и уезде их насчитывалось свыше 5 тысяч человек. Это были русские, поляки, литовцы, латыши. Значительную часть прибывших составляли евреи из Гродненской, Варшавской, Латышской губернии.
Все беженцы были расквартированы в домах, арендованных городом у частных лиц, а также в домах Фирфаровых, Вандышевых, Стрегулиных, Лопыриных. Их снабдили бельем, обувью, медикаментами. Специально для них была открыта столовая и построены две бани. Учитывая, что беженцы не гости на короткий срок и многие могут остаться здесь навсегда, большую часть вновь прибывших расселили в 17 волостях уезда.
Для детей беженцев-поляков в городе действовала польская школа на 54 ученика при костеле. Костел располагался в наемном помещении, где в определенное время совершал службу католический ксендз из Н.Новгорода. При еврейском молитвенном доме обучали детей еврейскому языку. Дети русских беженцев были устроены в городские учебные заведения. Для детей-сирот и детей, потерявших родителей в Арзамасе был открыт приют на 35 кроватей. Приютом ведало Арзамасское отделение Романовского Комитета, а его заведующей стала Зинаида Александровна Маевская.
«Страшное и тяжелое врем переживает наша Родина. О всех она требует работы, труда и жертв.
Когда наши братья проливают кровь в защиту Отечества, когда они отдают за нее свою жизнь, здесь в далеком тылу условия войны обязывают и всех нас к самопожертвованию, хотя и меньшему…Помогите беженцам, дайте им кров и тепло, накормите голодных, забудьте в этой помощи различие в вере и нации…» (Из обращения председателя Нижегородской Земской Управы П. Демидова к населению. Август 1915 года).
Бюро справок помогало в розыске пропавших родственников и багажа.
Все заботы о прибывающих в город беженцах осуществлял Городской Комитет помощи беженцам (возглавлял его Н.М.Щегольков). Наблюдением за расселением беженцев по уезду занимались многочисленные организации: Земский Комитет, Уездная Земская комиссия, уездное отделение Комитета Ее Императорского Высочества Великой княгини Татьяны Николаевны, отделение общества распространения народного образования, еврейский комитет, инструктор комитета губерний Царства Польского. Посильную помощь внес Арзамасский Дамский комитет. Он провел фургонный сбор и снабдил беженцев постельным бельем.
Тяжелой была жизнь русских военнопленных во вражеском плену. Известно, что именно в Первую мировую войну появились концлагеря, наиболее известные из них австрийские Талергоф и Терезин особенно прославились своей жестокостью. В фондах музея хранятся фотографии и документы бывшего военнопленного Мотова Константина Федоровича (отчим Е. А. Яковлевой): Группа военнопленных в Германии, почтовая открытка военнопленному, письмо начальникам лагеря военнопленных об ужесточении мер в связи с неисполнением военнопленными приказов начальников и охраны. Архивные документы – списки уроженцев с.Каменка, находящихся в плену. Пленные были истощены, отношение к ним было уничижительное: плохо кормили, отправляли на тяжелые работы в шахты Эльзаса и Лотарингии и др. Арзамасцы, как и ж тели всей России собирали пожертвования для поддержки русских военнопленных.
Постепенно социально-экономическая и политическая обстановка накалялась, в 1915 г. оживилось рабочее движение, затихнувшее с началом войны, активизировалась и буржуазная оппозиция. Остро ощущалась нехватка денег для нужд фронта. Николай II вынужден был увеличить количество находящихся в обращении бумажных денег. Систематически допечатывались банкноты, их количество возросло с 1,7 млрд. в январе 1914 г. до 10 млрд. в марте 1917 г. — когда самодержавие пало. Результатом этого стало исчезновение золота и серебра из обращения. На нашей выставке представлены бумажные ассигнации периода Первой мировой войны, а также облигации и «Керенки».
В октябре 1915 г. были выпущены почтовые марки с целью заменить деньги. Это марки так называемой юбилейной серии 1913 г. с номиналами 10, 15 и 20 копеек. Марки — заменители денег были перфорированы, печатались на тонкой картонной бумаге, имели изображение русских царей на лицевой стороне (на выставке). Деньги-марки не погашались почтовыми ведомствами. Иногда, однако, встречались случаи использования денег-марок для оплаты пересылаемых писем.
События фронта и тыла широко освещались в прессе. Уже упоминался журнал «Нива» - периодическое издание того времени, не менее известен иллюстрированный художественно-литературный и юмористический журнал «Искры» с карикатурами, издательство Товарищества И. Д. Сытина, 1900-1917, выходивший еженедельно при газете "Русское слово".
С особой тревогой арзамасцы ждали писем с фронта, читали списки раненых, пропавших без вести. А причины для тревог о близких были немалые. Письмо из Действующей Армии (августе 1915 г.) арзамасец прапорщик Жевакин сестре Вере Александровне Жевакиной, написано карандашом, Почтовый штемпель: 2 батарея 5 мортирного артиллерийского дивизиона. (Морти́ра — артиллерийское орудие с коротким стволом (обычно длиной менее 15 калибров), предназначена главным образом для разрушения особо прочных оборонительных сооружений и для поражения целей, укрытых за стенами или в окопах. Применялась с XV века.):: «Дорогая Веруся!
Сейчас маленький перерыв и пишу это письмо. Немцы все время наступают, а мы их отбрасываем. {Многих пришлось за это время положить, а они все лезут и лезут.} У меня во взводе произошел случай. Залетел снаряд и убило двоих нижних чинов, двоих ранило, двоих контузило. Весь день стоит сплошной гул от орудийных выстрелов…»
Нередко вместо долгожданных писем от родных и знакомых приходили извещения о смерти, похоронки. Они, как черные вороны влетали в дома арзамасцев, принося горе и слезы (похоронки)…
Россия потеряла в первой мировой войне 1 300 000 – погибло, 3 850 000 – ранено, 2 500 000 – пленных и пропавших без вести
3 марта 1918 года в Брест-Литовске представителями Советской России, и Центральных держав (Германии, Австро-Венгрии, Османской империи и Болгарского царства) —был подписан мир, который ознаменовал поражение и выход России из Первой мировой войны. Россия потеряла Польшу, Прибалтику, Украину, Финляндию, часть Белоруссии и Кавказа, а также выплачивала 6 млрд. марок репараций.
Так бесславно закончилась эта война для России. Почти на сотню лет она была вычеркнута из истории. В школьных и вузовских учебниках представлялась «империалистической», «грабительской», «проигранной», но только не для героического русского народа. Память о ней живет в представленных сегодня вашему вниманию подлинных архивных и музейных источниках, а также людских душах.

Материалы для эссе предоставлены МУК историко-художественный музей г. Арзамаса Нижегородской области, Экспозиционно-выставочный проект «Забытая война» (автор старший научный сотрудник А.Е. Щеглетова).
Категория: 3. Мой край в годы Первой мировой войны. | Добавил: малида
Просмотров: 505 | Загрузок: 20 | Рейтинг: 1.0/10
Всего комментариев: 0
avatar