☆ Приветствуем Вас, Гость! ☆ Регистрация ☆ RSS ☆
   +12

Главная » Файлы » Фестиваль "70-лет Победе в ВОв" » 1. Мой предок-участник войны.

Выстояв, победили смерть
[ Скачать с сервера (2.33Mb) ] 15.04.2015, 19:29
Тема работы:

«Выстояв, победили смерть»

(воспоминания солдата Великой Отечественной войны)

Фамилия, имя автора:
Петранцова Юлия Игоревна, студентка I курса, 311 группы
ГПОУ «Сыктывкарский гуманитарно-педагогический колледж имени И.А. Куратова»
Фамилия, имя, отчество руководителя:
Жеребцова Елена Ивановна, преподаватель литературы
ГПОУ «Сыктывкарский гуманитарно-педагогический колледж имени И.А. Куратова»

Г. Сыктывкар, 2015

Содержание:
Введение
1. Выстояв, победили смерть.
2. Память – главный враг войны.
Заключение.
Список использованной литературы.
Приложение.

Введение
Актуальность своей работы мы видим в правдивом воссоздании некоторых фактов из жизни Луки Федоровича Никулина, участника Великой Отечественной войны, желании увековечить его воспоминания для будущих поколений нашей семьи, всех заинтересованных людей.
Цель работы: сохранение воспоминаний Луки Федоровича Никулина, ветерана Великой Отечественной войны, в виде брошюры.
Задачи: изучить семейный фотоальбом, письма с фронта, вырезки из газет; записать и обработать рассказы Никулина Л.Ф. о событиях и участии в ВОВ, подготовить их для создания брошюры; апробировать материалы брошюры при проведении классных часов среди учащихся начальной школы.
Методы исследования: беседа, опрос, анализ и обработка вторичных источников информации (поиск материалов в семейных архивах, разбор писем, документов и наградных материалов).

1 глава
Выстояв, победили смерть
«Ах, война, что ты сделала, подлая…»
Б. Окуджава
Великая Отечественная война – одно из тех редких исторических событий, память о которых не стирается со временем. Все дальше и дальше уходят от нас страшный июнь сорок первого и ликующий май сорок пятого; все меньше становится среди нас победивших в той войне ветеранов. Однако память о событиях почти семидесятилетней давности никуда не ушла; она остается с нами, порождая ожесточенные споры, влияя на общественные настроения и даже на международную политику. «Глубинное воздействие, которое вторая мировая война оказала на жизненный опыт людей, становится тем заметнее, чем дальше в историю оно уходит, - замечает в этой связи германский историк Харальд Вельцер. – Одержимость этим прошлым, от которого нельзя уйти, не снижается, а, наоборот, нарастает… Прошлое еще отнюдь не ушло, оно продолжает жить на уровне чувств, на уровне политического самосознания, на уровне политических ориентаций…».[3]
В современной России память о Великой Отечественной войне стала основой национальной идентичности. Для жителей нашей страны слово «Победа» исполнено глубочайшего смысла. В нем смешались память о выживших и погибших, слезы радости и скорби, грохот салютов и звон колоколов, улыбки и щемящие чувство общего праздника. 9 мая – это тот редкий день, когда мы ощущаем себя не населением, а единым народом.[3]
К сожалению, в последнее время стали нередкими попытки фальсифицировать историю Второй Мировой войны. "Любые попытки фальсифицировать историю Великой Отечественной войны надругательство над памятью победителей, всё это очень остро воспринимается в нашем российском обществе. Наш долг - беречь и отстаивать правду о войне, о бесценном опыте союзничества, об истинных героях, перед которыми время не властно. Это важно для всех нас, это необходимо для воспитания и нравственного становления будущих поколений. Поддержка ветеранов, вдов защитников Отечества, поддержка всех, кого опалила война, всегда должны быть приоритетом в нашей работе", - сказал Владимир Путин.
На рассвете 22 июня 1941 г. германская армия всей своей мощью обрушилась на советскую землю. Началась Великая Отечественная война, война советского народа с фашистскими оккупантами, продолжавшаяся 1418 дней и ночей. Люди считали святым - отдать жизнь для победы. Матерям и женам некогда было оплакивать своих родных, воевавших в окопах, они сами брали в руки оружие и шли на врага..
В Великую Отечественную Войну люди показали, на что способен российский народ и какая великая и могущественная наша страна.
Более двадцати семи миллионов погибших – печальный итог второй Мировой войны.
Великая Отечественная война 1941-1945 гг. стала судьбоносным событием не только для нашей страны, но и для всего человечества. Грозное дыхание этой войны коснулось практически каждой советской семьи. Семейные архивы хранят реликвии той поры: военные награды, треугольники писем, похоронки, фронтовые фотографии, именные часы и другие вещи, в которых как бы сконцентрировалась память народа. Воспоминания о военном времени родных и близких - участников фронтовых будней - продолжают передаваться из поколения в поколение. 1418 дней ковали Великую Победу фронтовики, труженики тыла и все мирные граждане Советского Союза.
В наших душах всегда будет жить чувство огромной благодарности бойцам всех фронтов, всем тем, кто на грани жизни и смерти приближал День Победы. Великая Отечественная Война дошла и до Республики Коми, только в первую неделю в военкоматы Коми АССР подали заявления о добровольном вступлении в армию около 2 тыс. молодых рабочих, колхозников, служащих, студентов. Всего через военкоматы республики ушли на защиту Отечества 169,6 тыс. человек, из них около 100 тыс. было призвано из мест заключения. Коми воины пополнили за годы войны ряды около 25 дивизий на всех фронтах. На фронтах Великой Отечественной войны сражались свыше двух тысяч женщин из нашей республики. Они шли в бой автоматчиками и зенитчиками, связистами и партизанами, медработниками и бойцами вспомогательных служб.
Наши земляки добросовестно и с чувством ответственности выполняли свой воинский и гражданский долг. Многие из них, вчерашние школьники, поборов страх, отважно и смело шли в бой, выполняя приказ. Они такие же земные обыкновенные люди, только в минуту испытаний, когда воедино сливалось дыхание жизни и смерти, им довелось сделать единственный выбор, продиктованный чувством долга, совести, боевого товарищества. Это отвага, мужество, героизм и самопожертвование. Это кровь и страдания, подлость и предательство, преступление и гибель людей. Но воины, хлебнувшие с лихвой из чаши войны, должны оставаться в летописи истории. Их боевые подвиги, самопожертвование следует сохранить на века. Чем дальше мы удаляемся от даты начала и окончания Великой Отечественной войны, тем ценнее тот материал, который попадает нам в руки. Все меньше и меньше остается очевидцев тех страшных лет войны. Нам надо помнить о них, еще живых, еще помнящих то военное лихолетье.[1, с.3]
Нам отведено ещё несколько считанных лет, когда память о Великой Отечественной войне 1941 – 1945 годов хранится ныне живущими её участниками и современниками, когда она вживую передаётся новым поколениям.[4]
2 глава
Память – главный враг войны
«Когда забывают войну, начинается новая.
Память - главный враг войны».
Аристотель
Слушая рассказы своего деда, Луки Федоровича Никулина, о тех страшных событиях, у меня возникло желание сохранить его воспоминания для потомков в виде семейной летописи и выпустить небольшую брошюру. Считаем, что приоритетное место в создании данных материалов и в авторстве по праву принадлежит Луке Федоровичу.
В содержание брошюры было решено включить следующие части: «Вместо предисловия», «Роковые сороковые», «Прощай, детство», «Омрачённая юность», «Жизнь курсантская - предфронтовая», «Курская дуга», «Вперед - на запад». В приложении представлены наградные материалы Л.Ф. Никулина
В первой части издания мы знакомим читателя с биографией рядового жителя Республики Коми Луки Федоровича Никулина, жизнь которого мало чем отличалась от жизни многих других односельчан. Родился, рос, учился, служил в армии, воевал против фашистов, был ранен, вернулся домой инвалидом, строил мирную жизнь. Наверно, так о себе могли бы сказать многие сверстники деда, которым посчастливилось вернуться домой живыми с поля боя. Но за этими скупыми строчками угадывается целая эпоха страны и жизнь конкретного человека, который оставил след в ее истории. В конце первой части, перечисляя свои заслуги перед Отечеством, награды, Лука Федорович призывает подрастающее поколение любить Родину и изучать ее историю.
Многие факты из жизни Луки Федорович, описанные мной с его слов во второй части «Прощай, детство», вызывали множество вопросов, требовали пояснений. ВЛКСМ, ОСОАВИАХИМ, МООПР, «БЕЗБОЖНИК», комсомол, семилетка и другие. Некоторые из них мне были известны по урокам истории, чаще же, понятия, привычные для слуха пожилого человека, нередко вызывали недоумение. Записывая воспоминания Луки Федоровича о давно минувших событиях, чувствовалась неподдельная и незабываемая горечь человека за несправедливо обвиненного отца, мальчика, на долю которого выпало испытание быть сыном «врага народа».
Часть «Омраченная юность» начинается со страшного известия, ощущения непоправимого горя, обрушившегося на головы мирных жителей страны – война! А для 16-летнего мальчика эти дни ознаменовались тяжелейшей работой в лесу в качестве приемщика ассортимента леса, полуголодным существованием и известием о мобилизации. Записывая факты жизни деда, меня не покидало странное чувство, что все, о чем он рассказывал – это не истории из каких-то книг о войне, не выдумка. Я слушала человека, который сам прошел через эти страшные испытания, и это мой дед, близкий человек, ему было столько же лет, сколько и мне сейчас. Это он в сорокоградусные морозы шел пешком за 80 километров в Великий Устюг, чтобы оказаться на месте службы.
О нелегкой участи курсантской жизни идет повествование в части «Жизнь курсантская – предфронтовая». Удивительно, что Лука Федорович вспоминает этот период жизни с благодарностью: «Марш-бросок на 50 километров, в жару, со всей выкладкой и обмундированием запомнился на всю жизнь. Не раз вспоминал я этот горячий день, будучи на фронте: нелегкие курсантские испытания пригодились мне здорово, не зря же говорят, и это, чистая, правда - тяжело в учении, легко в бою».
Самые горячие минуты жизни безусого 18-летнего юноши отразились в части «Курская дуга». «В звании сержанта я был зачислен пулеметчиком ручного пулемета еще не известного подразделения 53-й Армии Степного, а впоследствии Второго Украинского фронта», - вспоминает Лука Федорович и продолжает: «Для нас, участников боев за Харьков, на всю жизнь останется памятной ночь с 22 на 23 августа 1943 года. Перед нами предстала панорама ночного города, освещаемо вспышками взрывами, пожарами, сотрясаемого страшным орудийным гулом. В городе шли ожесточенные уличные бои.
Утром 23 августа истерзанный жестокими боями город был в наших руках. К 12 часам дня Харьков был окончательно очищен от гитлеровских войск. Горд и счастлив тем, что в этих боях участвовал и я». Очень буднично и прозаично рассказывает дед об этих событиях. Остается догадываться о том, что стоит за этими скупыми словами.
Хронологически точно описаны нами ожесточенные бои от Курска до Харькова, во время которых деду пришлось взять командование на себя, так как все офицеры погибли. Без лишнего пафоса, просто и правдиво дед рассказывает о подвиге, совершенном солдатами: «Наутро, после облета вражеской “Рамы”, из-за железнодорожной насыпи и перелеска на горстку советских солдат пошли в наступление вражеские силы, включавшие до десятка танков. У нас же, кроме винтовок, автоматов и нескольких гранат, ничего не было. У меня, правда, был еще ручной пулемет.
Возглавляло неприятельское шествие два танка со зловещими пауками на бортах.
Мы струхнули и были вынуждены подпустить танки на близкое расстояние. Подбивать их было нечем. Но и раздумывать некогда. Нас разделяли каких-то 100-150 метров. Взглядами попрощались друг с другом, и повели огонь по бронетанкам из автоматов, винтовок и ручного пулемета напропалую.
Но что для танков эта беспомощная стрельба? Комариные укусы... вражеская техника все шла и шла на нас без обстрела. И вдруг... чудо! Передний танк загорелся, за ним второй покрылся пламенем и дымом. Без единого выстрела с их стороны экипажи двух вражеских танков были уничтожены сразу, как только танкисты покинули горящие машины. Остальные танки, ничего не видя перед собой, кроме дыма и огня, повернули назад.
Мы обнимали друг друга, счастливые до слез от сознания, что спаслись чудом. До сих пор на память этот эпизод в мельчайших деталях». Во время боя за город Люботин Лука Федорович получил тяжелое ранение. Со словами глубокой благодарности он вспоминает о сестрах милосердия, которые выходили и спасли ему жизнь.
В небольшую по объему брошюру мы включили краткие сведения о биографии деда, воспоминания о юношеской поре, совпавшей с трагическими датами истории нашей страны, мобилизации на фронт и курсантской жизни, службе в рядах Второго Украинского фронта, тяжелом ранении в боях за город Люботин. В приложении даны оттиски наименований именных документов.
В ходе подготовки и написания работы нами были использованы воспоминания моего деда, бывшего фронтовика, письма, вырезки газет, документы и другие материалы, которые способствовали воспроизведению событий, произошедших в судьбе Луки Федоровича Никулина.
В очерках и зарисовках собраны конкретные и реальные эпизоды. В них, конечно, далеко не все сказано о боевых действиях, но и публикуемые материалы помогут читателю найти немало сведений, как это было в те годы в действительности. Работая над этими материалами, мы стремились к тому, чтобы они получились строго документальными и в то же время добрыми и человечными. Публикуемые материалы не претендуют на полное и всесторонне освещение событий Великой Отечественной войны. Все изложенное является только скромным вкладом в нашу общую память. Название брошюры выбрано не случайно, оно имеет не только прямое отношение к описанным событиям, но и иносказательный смысл, потому что, создавая ее страницы, мы побеждаем смерть забвения.
Мы считаем, что литературный образ или философская концепция многому могут научить. Но и реальные судьбы, реальные люди – тоже великие учителя, даже если они в отличие от литературных героев известны не в каждом доме и учат своим примером только тех, с кем соприкоснулись в жизни.
Практическую значимость выполненной работы мы видим в следующем:
- брошюра «Выстояв, победить смерть…» заняла достойное место среди семейных реликвий нашей семьи, и будет представлять документальное подтверждение о вкладе предков в великом деле освобождения страны от захватчиков;
- оформление материалов предоставило возможность Луке Федоровичу Никулину, бывшему фронтовику увековечить память о незабываемых событиях Великой Отечественной войны и страницах жизни страны;
- материалы брошюры послужили основой для проведения в МАОУ «СОШ №12 имени О. Кошевого» в 3 классе классного часа «Никто не забыт, ничто не забыто»;
- результаты проекта были представлены на научно-практических конференциях.
Заключение
Выполнив данную работу, мы считаем, что поставленная цель: сохранение воспоминаний ветерана Великой Отечественной войны, Луки Федоровича Никулина, в виде брошюры выполнена; также были проанализированы документальные материалы из семейного архива, материалы брошюры были использованы для проведения патриотической работы среди учащихся начальных классов МАОУ «СОШ №12 имени О. Кошевого».
Но, думаю, что это не самое главное достижение в нашей совместной работе. В процессе работы над созданием буклета, слушая рассказы своего деда, листая пожелтевшие вырезки газет, прикасаясь к письмам, отправленным с фронта, начинаешь осознавать нечто большее, чем понимал до сих пор. Оказывается, есть такая сила, которая заставляет человека забыть обо всем, даже о собственной жизни. Сила эта-любовь к своей стране, которая порой была неласкова к своим детям. И здесь нет места лживому пафосу, доказательством тому является жизнь и подвиг моего деда, человека, который прошел войну, проливал кровь за Родину, рисковал своей жизнью. Вся его нелегкая жизнь служит примером для того, чтобы в сознании каждого из нас выработать высокие нравственные категории: чувство долга и готовность к защите Отечества.
Философы утверждают, что человек умирает дважды: первый раз – когда его настигает смерть, а во второй - когда его имя произносят в последний раз.
Думаю, что часы тесного общения с моим дедом, которые мы провели при создании материалов, обогатили нас взаимно: он получил возможность сказать о самом главном в его жизни, а мне выполнить свой долг – увековечить память о рядовом жителе страны, солдате – Луке Федоровиче Никулине.
Никакой народ не может жить без своего прошлого, ибо без прошлого нет и народа.[2, с.45] Пусть земля им будет пухом, а летопись сохранит навечно их имена.
Список использованной литературы:
1.Василевский, А.М. Дело всей жизни. [Текст] / Кн 1.- 6 изд. - .: Политиздат, 1989. – 320 с.: ил.
2.Данишевский И.М. Война. Народ. Победа [Текст] /Кн. 1. – 2 изд., доп. – М.: Политиздат, 1983. – 231 с., ил.
3.http://novchronic.ru/1312.htm
4.http://weandworld.ru/russia/541-velikaya-otechestvennaya-vojna-1941-1945-godov.html


Приложение

Л.Ф. Никулин
Ю.И. Петранцова



Выстояв, победили смерть…

(воспоминания солдата
Великой Отечественной войны)

2013



НИКУЛИН ЛУКА ФЕДОРОВИЧ
Детям, внукам и правнукам,
Продолжателям истори¬и
наследия рода
Никулиных, посвящается.

Вместо предисловия

Я, Лука Федорович Никулин, родился в селе Ношуль Прилузского района Автономной области Коми 1- го мая 1925 года в крестьянской семье.
С 1925 г. по 1953 год /в сталинскую эпоху/ рос, учился в селе. Проходил обучение в Велико-Устюгском военном пехотном училище, служил в Советской Армии, воевал против фашизма, участвовал в Курской битве с фашизмом, принимал участие в освобождении от фашистских захватчиков части Украины, имею два ранения, лечился в госпиталях после 1яжелого ранения в г. Люботин, г. Харьков, г. Оскол и в глубоком тылу в городе Баку, откуда вернулся инвалидом войны, жил в родном селе, трудился, по возможности по состоянию здоровья, в колхозе, в лесу; обучал военному делу призывников 1928 года рождения. С октября 1945 г. по январь 1949 г. до закрытия театра, работал актером в Объячевском Государственном передвижном колхозно-совхозном театре, затем директором Дома культуры в селе Объячево Прилузского района.
С 1953 г. по 1964 год /в эпоху Хрущева/ обучался в Ленинграде на финансово-экономических курсах и работал в этой системе сначала контролером-ревизором при Управлении Гострудсберкасс и Госкредита Коми АССР в г. Сыктывкаре, а затем в Княжпогосте на должности заведующего центросберкассы № 6268.
С 1964 г. по 1982 год, в эпоху Брежнева - так называемую эпоху застоя, хотя это неправда, великая держава СССР в экономическом и политическом плане жила намного лучше/ по переводу из Княжпогоста в распоряжение Министерства культуры Коми АССР работал администратором Коми Республиканского музыкально-драматического театра, а затем, опять же по переводу, до марта 1967 года - директором кинотеатра “Строитель” в Эжве, индустриальном развивающемся районном центре города Сыктывкара Республики Коми.
С марта 1967 года по октябрь 1992 года работал в Эжвинском исполкоме: вначале заместителем председателя, затем начальником штаба гражданской обороны, а впоследствии заместителем председателя районного Совета общества садоводов.
С марта 1975 г. по 1988 год включительно возглавлял районный Совет ветеранов, мною создаваемый. До сих пор состою в составе президиума райсовета ветеранов и утвержден председателем комиссии по работе среди подрастающего поколения, Хотя с молодежью сейчас работать нелегко. С октября 1996 года являюсь председателем Комитета ветеранов войны Эжвинского района и членом бюро Республиканского комитета ветеранов войны.
Считаю себя старожилом Эжвы, потому как живу здесь с февраля 1964 года, начиная со слободских деревенских улиц и до нынешних городских площадей. Вся политическая, экономическая, культурная и нравственная жизнь Эжвы прошла на моих глазах. Растет и хорошеет индустриальный район города, стареем и хиреем мы - ветераны, а бывшие пацаны - учащиеся и студенты ВУЗов 60-х годов ныне руководят администрацией и крупными промышленными предприятиями города, района, Республики и страны.
За долголетний труд и участие в боях против фашизма в ВОВ 1941-1945 г.г. имею следующие награды:
Ордена и медали.
Орден Отечественной войны 1 степени,
Медаль “За боевые заслуги”.
Медаль “За Победу над Германией”,
Медаль “Ветеран труда”,
- Юбилейные медали - 20 лет, 30 лет, 40 лет, 50 лет ПОБЕДЫ.
Юбилейные медали - 50 лет, 60 лет, 70 лет СА и ВМФ СССР.
Юбилейные медали - 100 лет Маршалу Советского Союза Г.К. Жукову.
Почетные грамоты:
от Главы Республики Коми - 1 шт. от партийных органов - 4 шт.
- от Советских органов - 6 шт.
от комсомольских органов - 9 шт. от профсоюзных органов ОСП - 1 шт. от военно-патриотических органов СССР - 4 шт. от общественных организаций - 8 шт.
Почетные знаки:
Юбилейный почетный Знак, золотая звезда “Героя Отечественной войны 1941-1945 г.г.” учреждена Обществом Воинского Братства 53-й Армии генерала И.М. Манагарова на расширенной конференции Братства в Харькове, в день освобождения Харькова
в 1943 году, 23 августа 1994 года к юбилейной дате 50-ти летию Победы Советского народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 г. г. над Германским фашизмом, а удостоена Товариществом 233» Кременчугско-Знаменской Красно-Знаменно стрелковой дивизии /233-я КЗКЗ СД/ вручена 9-г МАЯ 1995-го года в Эжвинском районе город Сыктывкара Республики Коми.
- От правительства СССР, СКВВ, ДОСААФ, ЦК ВЛКСМ - всего - 6 шт.
- От Коми Республиканского Совета ветеранов - ДИПЛОМ, почетный ветеран Республики Коми.
И ряд поощрительных адресов.
Хочется обратиться к подрастающему поколению нашего общества: “Берегите Родину, как зеницу ока, изучайте историю Отечества, не допустите полного развала Нашего Великого Отечества. Будущее в Ваших руках. Вам поднимать страну на должную высоту!”
Л.Ф. Никулин.

Л. Ф НИКУЛИН
Роковые сороковые



Сержант Л.Ф. Никулин (август 1943)

233-й Красно-Знаменной
Кременчугско-Знаменской
Дивизии солдаты,
Не раз вы шли на смертный бой.
В руках сжимая автоматы,
Присягу, выполняя свято,
И Родину прикрыв собой.
Сороковые, роковые
Свинцовые, пороховые...
Война гуляет по России,
А мы такие молодые!
Прощай, детство

Февраль сорокового года выдался холодным. Школьные классы выдувало насквозь, несмотря на то, что печи топились нескончаемо. Мы, семиклассники Ношульской школ крестьянской молодежи, сидели за партами в верхних одеждах 14 февраля на последнем уроке истории преподаватель Анфиса Степановна Хотемова вызвала меня к доске и вполголоса сообщила, что умер мой братан Валентин. Мне разрешил покинуть урок, и вскоре мы с тётей Федорой Антоновной отправились за 27 километров в село Объячево на похорон самого близкого и родного мне брата.
Год этот был ознаменован не только грустными событиями. В марте меня приняли в члены ВЛКСМ. Сама процедура приема в комсомол была в те годы непростой. Учишься с “двойками” - быть комсомольцем невправе. Живешь замкнуто, в общественной жизни не участвуешь - тоже не место тебе в комсомоле. Непременно должен быть членом “ОСОАВИАХИМА”, “Ворошиловским стрелком” и желательно членом “МООПРа” и “ Безбожника”. И чтобы из родственников никто не был судим.
В эти годы много было репрессированных, их дети, конечно же, не имели права вступать в комсомол. Среди тех, кто попал в молох сталинских репрессий, были два директора нашей Ношульской ШКМ Яборов и Сердитов.
Но вот закончился учебный год. Поскольку школа была “семилеткой”, мы гордо называли себя выпускниками. С 25 мая по 20 июня шли зачеты и экзамены, а 21 июня состоялся прощальный школьный вечер, длившийся до самого утра.
Вскоре школьные друзья разъехались кто куда. В 15 лет я пошел работать в лесхоз при Ношульском лестранхозе.
Сначала устроился пожарником, а осенью — приемщиком леса.
В стране прошла коллективизация сельского хозяйства, переделывались, перекраивались старые устои крестьянской жизни. Правительством было принято решение “О переселении хуторских селений”. Мы жили на хуторе, в починке Самкочкой, что в двух километрах от центра села. Таким образом, наша семья попадала под решение правительства, и мы бы приписаны к эвакуации из хутора.
Мой отец, Федор Антонович Никулин, с декабря 1936 года работал секретарем исполкома Ношульского сельского Совета и был компетентен в принимаемых правительством решениях.
С выходом упомянутого постановления односельчане-хуторяне обратились к Федору Антоновичу, как представителю Советской власти, с просьбой защитить их интересы и права, Никому не хотелось оставлять родные, насиженные гнезда.
А как-то еще будет на новом месте! И упросили-таки написать коллективное обращение к всесоюзному старосте М.И. Калинину с просьбой не переселять хуторян.
Написал это обращение отец, но не подписался под ним. Так это письмо с подписями односельчан и было направлено в Москву, в Кремль. Однако, видать, конечному адресату письмо не попало, а было перехвачено местной “цензурой” и направлено районным властям Прилузья. В июле 1940 года в адрес моего отца было сфабриковано обвинение в том, что он выступает против Советской власти.
Федор Антонович был репрессирован и осужден по статье 58п. 10 как враг народа и заключен в ГУЛАГ (вначале в Верхний Чов, а затем в Печорский лагерь) на 2 года.
И вот, к нашему горькому недоумению и отчаянию, стали мы детьми “врага народа”. Сразу начались гонения. Нашу семью в составе шести человек из собственного дома выселили и подселили в семью Гришко Опанася, состоявшую из 4-х человек. Вот так началась жизнь 10 человек в одной комнате в 30 квадратных метров на правах эвакуированных за год до начала войны.
Всего год, но сколько мы натерпелись унижений и оскорблений, как со стороны хозяйской семьи, так и от колхозной и Советской властей!
Вдобавок ко всему осень 1940 года наступила очень рано. В середине сентября на полях померзла вся картошка и колхозная, и с личных подворий. Одна беда за другой!
Учиться мне дальше так и не пришлось, пришлось зарабатывать и кормить семью. В дни войны в Финляндии, которая продлилась всего 105 дней (с 29 декабря 1939 года по 13 марта 1940 года), я находился в лесу на вывозке леса. В это время вместе с нами работали и эвакуированные поляки - более зажиточные, и карело-финны - очень бедный народ, пригнанные в наши края отовсюду кто в чем попало. В основном это были женщины.
Вспоминается одна польская семья. Мать работала уборщицей в бараке, отец был бондарем, а девушки 16-18 лет Зося и Фрося - работали приемщицами. Одна принимала древесину у возчиков, а другая - у вальщиков.
А весной 1941 года, еще до начала вероломной войны, всех высланных, в том числе поляков и карело-финнов на пароходе отправили куда-то. Видимо, по домам.
Вот так они начинались, роковые, сороковые...


Омраченная юность

Детство мое окончилось с окончанием Ношульской ШКМ. Началась юность - по законам человеческой жизни светлая прекрасная пора. Но судьба распорядилась иначе. Первого сентября 1939 года фашистская Германия напала на Польшу. Эта военная акция ознаменовала собой начало Второй Мировой войны. Невзирая на мирный договор от 23 августа 1939 года о ненападении, фашистская Германия во главе с Адольфом Гитлером без объявления войны 22 июня 1941 года вероломно напала на западные границы Украины и Белоруссии.

Началась Великая Отечественная война

В это время я работал пожарником лесхоза при Ношульском лестранхозе. 22 июня 1941 года после ночного дежурства я находился на вышке при ЛТХ. Немного отдохнув, после обеда вышел к сельскому Совету, стоявшему на берегу реки Луза. Приближаясь к зданию исполкома, заметил людей, сгрудившихся в какой-то тревожной, мрачной тишине. Это тревожное предчувствие сразу передалось и мне. Подойдя к людям, я узнал, что свершилось страшное.
Впрочем, официально сообщение о войне прозвучало несколько позже. Люди собрались на митинг: пришли и стар и мал, как это водится, меж взрослых шмыгала вездесущая детвора, еще не осознавшая всей трагичности наступившего момента.
Председатель Ношульского сельсовета Павел Прокопьевич Тарасов (двоюродный брат отца) открыл митинг и сказал, что прибыл гонец из района. Сразу же ему предоставили слово. И вот мы узнали, что по радио выступал Нарком иностранных дел В.М. Молотов, сообщивший о вероломном нападении немецко-фашистских войск на Советский Союз. На этом же митинге было объявлено о начале мобилизации.
Народ с митинга расходился с глубокой печалью. Очередники, имевшие мобпредрисания, без промедления начали готовиться к отправке.
На второй день началась отправка на фронт. Ежедневно через Ношуль следовали подводы и пешие колонны до железнодорожной станции Мураши. Лошади и специально изготовленные телеги также подлежали отправке на фронт.
Среди первых мобилизованных были и наши близкие родственники: брат моей матери, 30-летний Андрей, дядя Вася - муж отцовой сестры Марфы Пономаревой.
Осенью 1941 года я снова находился в лесу - на этот раз приемщиком ассортимента леса, вывозимого с делянок.
Работа тяжелейшая, с 6 утра и до 6 вечера, без выходных и отпусков. Питание - 500 граммов хлеба и похлебка, которую приходилось готовить самому. Жили в худых бараках, где 10 – 20 наспех сколоченных деревянных кроватей на комнату. Топили бараки дровами, освещались - керосиновыми лампами.
После изнурительного рабочего дня надо было подводить итоги, передать все сведения в лесопункт, и только тогда, часам к 10 вечера, можно было идти в барак. А в 6 утра - опять на работу.
С осени 1942 года я стал работать приемщиком рубщиков спецзаказа. В тылу мы с тревогой наблюдали за отступлением наших войск. Горькое чувство не покидало нас. Враг рвался к Москве, оставляя за собой поверженные города и села. Вести с фронта были неутешительные.
Отец мой в апреле 1942 года досрочно вернулся из лагеря - осунувшийся, больной от непосильной работы и постоянного голодания. Его сверстники воевали, и он был призван на фронт, спустя два месяца после возвращения. Однако из-за болезни ног (сказались лагерные мытарства, к тому же, еще в 1930 году он получил тяжелую травму голеностопного сустава) ему дали, отсрочку на один месяц. В июле, в день Прокопия, его все же отправили на передовую.
Отец попал на Калининский фронт и был на переднем крае жесточайшей войны вплоть до августа 1945 года. После объявления капитуляции Германии служил еще некоторое время в немецком городке Штеттин. Домой вернулся лишь 25 августа. Он ушел на фронт раньше меня, а вернулся - позже.
Мы, припискники 1925 года рождения, тоже чувствовали приближение мобилизации. 30 декабря 1942 года, вернувшись с делянки, я прочитал повестку на свое имя. Мне надлежало 1 января 1943 года явиться в военкомат. В тот же вечер я завершил дневную сводку, подвел итоги за месяц, за четвертый квартал и за весь год. К утру 31 декабря сдал всю необходимую документацию, а уже вечером вместе с моим однокашником и хорошим товарищем Сашей Поповым выехал в райвоенкомат села Объячево Прилузского района.
1 января прошли процедуру мобилизации: нас постригли, вымыли в бане, пропустили через дезокамеру.
А утром 2 января вся партия новобранцев двинулась в путь, кто пешком, кто на лошадях, до села Летки, что в 70 километрах от Ношуля.
В Мурашах 5 января посадили нас в пассажирские вагоны и повезли до станции Котлас. В Котласе высадили, выдали сухой паек на двое суток и отправили пешком за 80 километров в Великий Устюг.
Стояли 40-градусные морозы. В пути оказалось много обмороженных: кто не уберег руки, кто ноги, кто лицо. Но не то было время, чтобы хныкать и жалеть себя. Поражаюсь, как мгновенно мы, 17-летние безусые юнцы, повзрослели тогда!
В Великий Устюг прибыли 8 января. Нас поместили в казармы барачного типа на берегу Сухоны недалеко от штаба. На второй день повели в баню, и - начались наши первые дни армейской жизни, в которой все исполнялось по команде.
В Великом Устюге проходило формирование нового состава курсантов в Пуховичское военное пехотное училище. В течение января все вопросы курсантской жизни были утрясены. Нас из Ношуля приехало сюда несколько человек. Петр Сердитов, Семен Трофимов, Александр Попов, о котором уже упоминал, и я. Все мы разошлись по разным частям.

Жизнь курсантская – предфронтовая

Началась новая армейская жизнь. Разместились мы поначалу в Здании начальной школы рядом со стадионом, несколько позже, на постоянное место жительства – в деревянных Казармах (бывших конюшнях) на южной окраине города.
Первоначальная программа подготовки офицерских кадров была рассчитана на 6 месяцев, учебная муштровка сочеталась с хозяйственной работой. Занимались подъемом леса из-подо льда с речки Онеги. Выполняли немало другой тяжелой работы. Питание было неважное, однако никто не роптал. Понимали, что трудно и голодно всей стране.
В предверии 1 мая нас, молодых курсантов, готовили к праздничному параду, одновременно приходилось осваивать строительные профессии, так как предстояло строить своими руками неподалеку от города летние лагеря.
Стройматериал для лагерей добывали, разбирая старую разрушенную церковь. Кирпичи отвозили на место будущего строительства. Это было в апреле. А в мае поднимали топляки из реки и строили первые хозяйственные объекты - складские помещения, кухню. И уж потом каждый взвод строил для себя землянки.
Землянки получались уютными. Вначале рыли котлован глубиной 2 метра, площадью 6 на 4 метра. Посредине земляной грунт не убирали - оставляли эдакую тумбу под нары. По бокам с обеих сторон делался проход, а перпендикулярно, с угла на угол, были прорублены проемы вместо дверей. Нары и стены “обшивались” жердями, а на потолок были поставлены бревна - кругляки. Поверх крыши шатром укладывались земля и дерн. Получалось неплохое жилище. Таким образом, были построены несколько десятков землянок, вокруг которых прокладывались дорожки, устанавливались грибки для дневальных и другие хозяйственно-бытовые постройки.
Однако жить нам в этих условиях пришлось недолго. В начале июня 1943 года на смену нам прибыли курсанты из других батальонов, а мы вернулись в свои казармы. Напротив нынешней средней школы № 3, в то время там размещался клуб училища, на пустыре посадили небольшие берёзки, а посередине разбили палаточный городок. Рядом - между каптерками и складскими помещениями - было оборудовано место для классных занятий на свежем воздухе.
Строевые занятия проходили на пустыре, на окраине города (там сейчас улица Курсантов).
Из курсантской жизни особо памятен такой случай.
Накануне боевых зачетов мы приводили в порядок свое оружие - чистили, смазывали, подгоняли.
Наутро, в день зачета, перед отправкой в стрелковый тир стали проверять готовность оружия. Мой ручной пулемет при проверке оказался густо смазанным, и за это я получил от старшины два наряда вне очереди. Принял это наказание как должное.
При сдаче стрелковых зачетов передо мной стояла задача в стрельбе из ручного пулемета по движущейся цели выбить пятьдесят очков из пятидесяти возможных. С заданием я справился на отлично, сделал пятьдесят попаданий. Почти также отстрелялся второй курсант Шумилов.
После зачетов перед строем курсантов начальник политотдела училища полковник Иванов объявил благодарность за отличную стрельбу с занесением в личное дело мне и Шумилову. Таким образом, в один день я был наказан и поощрен. Надо ли говорить, что благодарность полковника “перевесила” утренние наряды старшины, и мое бодрое настроение было восстановлено.
Учеба шла своим чередом. Шестимесячная программа, по которой мы начали обучаться, вскоре была преобразована в годичную. А обстановка на фронтах между тем менялась.
После Сталининградского сражения части войск Красной Армии взяли инициативу в свои руки и пошли в наступление, освобождая временно оккупированные врагом города и населенные пункты. Фронт откатывался на запад.
В начале июня 43-го в пять утра по боевой тревоге было поднято всё училище. По боевому приказу мы форсировали реку Онегу на подручных плавсредствах и окопались на противоположном берегу. Через некоторое время вновь форсировали реку, теперь уже в обратном направлении. Затем поступил приказ оставить расположение училища и направиться по Архангельскому шоссе на юго-запад для “уничтожения вражеского десанта”. Мы все приняли за чистую монету и действовали с величайшей ответственностью и напряжением.
Перед отправкой в 25-километрый поход нам выдали по горстке соли. День выдался солнечный и теплый - ни облачка, ни ветерка. Вперед были отправлены специальные дозорные и разведка. Возле каждого источника воды стояли часовые, чтобы не подпустить к ним курсантов. Так вырабатывалось мужество и выносливость.
После пятичасового перехода к месту “высадки вражеского десанта” нам позволили немного отдохнуть, и потом только раздали по пол-литровой кружке воды на двоих.
Походная солдатская кухня уже ждала курсантов к обеду, после которого нам еще дали по кружке воды и часовой отдых.
А там вскоре - в обратный путь.
Марш-бросок на 50 километров, в жару, со всей выкладкой и обмундированием запомнился на всю жизнь. Не раз вспоминал я этот горячий день, будучи на фронте: нелегкие курсантские испытания пригодились мне здорово, не зря же говорят, и это, чистая, правда - тяжело в учении, легко в бою.
Нашими боевыми наставниками в Велико-Устюгском военном пехотном училище были командиры и политработники!

Курская дуга

5 июля 1943 года - начало знаменитых легендарных Сражений на Курской дуге. К тому времени все фронты и армии взяли инициативу войны в свои руки, повсюду шло наступление советских войск. А при наступлении, как известно, гибнет много людей, поэтому требовался большой резерв обученных солдат и офицеров для пополнения частей, несущих большие потери живой силы.
Мы, курсанты, горели желанием быстрее попасть на фронт. Несмотря на то, что годичная программа не была пройдена, половину нашего курсантского состава стали готовить к отправке на фронт с условием присвоения воинских офицерских званий на фронте. Вторая половина курсантов, бывших фронтовиков, осталась продолжать учиться. Вот так мы, безусые 18-летние ребята, были удостоены звания боевых солдат.
Мы не “успели” участвовать в освобождении Орла, Курска, Белгорода, но достаточно было боевых эпизодов в дальнейшей биографии, в боях за Украину. Нас, новоиспеченных солдат, около 20000 человек, в конце июля - начале августа сформировали в резервный фронт, впоследствии получивший наименование Степной, резерв ставки Верховного главного командования.
Позади была Россия, впереди оккупированные города и села Украины, Белоруссии. В то время для нас ничуть не потерял своей актуальности лозунг “Ни шагу назад, только вперед!” Мы жили и воевали с этим лозунгом, уверенные в своей победе.
Вначале нас определили в 53-ю и 69-ю Армии Степного фронта, Задачей Степного фронта, исполнение которой лежал на генерал-полковнике, впоследствии маршале, Герое Советского Союза И.С. Коневе, был поворот войск на юг, Харьков и одновременное свертывание обороны врага.
В звании сержанта я был зачислен пулеметчиком ручного пулемета еще не известного подразделения 53-й Армии Степного, а впоследствии Второго Украинского фронта.
К началу августа 1943 года на Белгородско-Харьковском направлении действовали большие силы противника (до тысяч солдат, 3,5 тысяч орудий и минометов, около 600 танков и 900 самолетов). Против этой силы Степному фронту предстояло бороться и победить.
21 августа развернулись особенно упорные бои в западных пригородах Харькова. 22 августа наши солдаты перешли в наступление и к вечеру захватили Коротич, к исходу того дня Советская Армия вплотную подошла к Харькову.
53-й Армии предстояло прорвать укрепленные полосы врага, преодолеть лесной массив и выйти на железнодорожную линию Харьков - Полтава. Затем необходимо было овладеть районом города Люботин. Для противника создалась угроза полного окружения его войск в этом районе. Таким образом, 22 августа вражеская группировка оказалась в окружении.
Для нас, участников боев за Харьков, на всю жизнь останется памятной ночь с 22 на 23 августа 1943 года. Перед нами предстала панорама ночного города, освещаемо вспышками взрывами, пожарами, сотрясаемого страшным орудийным гулом. В городе шли ожесточенные уличные бои.
Утром 23 августа, истерзанный жестокими боями город, был в наших руках. К 12 часам дня Харьков был окончательно очищен от гитлеровских войск. Горд и счастлив тем, что в этих боях участвовал и я.
В результате ночного штурма противник понес огромные потери, как в людской силе (погибло свыше 7 тысяч немцев), так и в боевой технике.
23 августа 1943 года во всех частях и соединениях был оглашен приказ военного совета Степного фронта. В приказе говорилось:
“В результате решительного штурма и прорыва сильно укрепленных оборонительных полос противника доблестные воины Степного фронта 23 августа 1943 года овладели Городом Харьковом.
В боях за Харьков все бойцы, офицеры отличились в мужестве и умении бить ненавистного врага.
Объявлена всему рядовому, сержантскому и офицерскому составу благодарность.
Вечная память погибшим в боях за Родину!
Слава Героям! Доблестные воины, вперед, на запад! За полный разгром немецких оккупантов!

Вперед, на запад!

50 дней длились ожесточенные бои к югу от Курска до Харькова. Особенно успешно проходило наступление войск 53-й армии, командовал которой генерал-полковник Иван Мефодиевич Манагаров. В районе Харькова советским войскам удалось отрезать пути отхода Харьковской группировки врага на юго-запад.
Противник был жесток, упорно сопротивлялся, неся огромные потери. В горниле ожесточенных боев гибли сотни и тысячи наших солдат.
После полного освобождения Харькова 24 августа 1943 года в юго-западном пригороде наши части были пополнены новыми солдатами взамен погибших. Здесь я встретил земляка из Жешарта (Усть-Вымский район Коми АССР) Ивана Щепетева, а чуть раньше встречался с Иване Алексеевичем Игнатовым из деревни «Девятка».
В этот же день мы были зачислены в 734-й стрелковый полк 233-й стрелковой дивизии 53-ей армии.
В ее составе дислоцировалась, и вела бои наша дивизия, командовал которой до 1943 года генерал-майор Юрий Иванович Соколов. После Сталинградской битвы командование дивизией взял на себя полковник Иван Михайлович Водопьянов.
После Водопьянова в 1944-1945 годы дивизией командовал генерал-майор Федор Павлович Бережнов.
734-ым стрелковым полком до марта 1944 года командовал майор Леонид Змеев. При освобождении села Молдовка Голованенского района Кировоградской области командир полка Змеев был смертельно ранен. Похоронили его с воинскими почестями.
После пополнения мы двинулись на запад, а те подразделения, которые принимали непосредственное участие в обороне, а затем, в полном освобождении Харькова, остались для восстановления разрушенного города.
30 августа в городе был организован митинг в честь освобождения от немецких захватчиков. В нем приняли участие бойцы и местные жители. Это был великий, незабываемый праздник.
Через два-три дня после пополнения на нашу долю выпало новое испытание. Десятки наших солдат и офицеров погибли на подступах к железной дороге Харьков-Полтава. Враг предпринял отчаянную попытку не пропустить наши части вперед. В этом бою, который начался рано утром, противник использовал сильную авиацию, артиллерию и танки, на моих глазах погиб земляк Ваня Щепетев, с которым я успел подружиться. Это был, пожалуй, самый страшный из боев после Харькова, а с Иваном Игнатовым расстались. Встретились только после войны, оба инвалидами войны.
После кровопролитного боя наступило временное затишье. Нас осталось 7-10 человек, и ни одного офицера - все они погибли. Командовать остатками отделения было по существу некому. Пришлось взять эту миссию на себя.
Наутро, после облета вражеской “Рамы”, из-за железнодорожной насыпи и перелеска на горстку советских солдат пошли в наступление вражеские силы, включавшие до десятка танков. У нас же, кроме винтовок, автоматов и нескольких гранат, ничего не было. У меня, правда, был еще ручной пулемет.
Возглавляло неприятельское шествие два танка со зловещими пауками на бортах.
Мы струхнули и были вынуждены подпустить танки на близкое расстояние. Подбивать их было нечем. Но и раздумывать некогда. Нас разделяли каких-то 100-150 метров. Взглядами попрощались друг с другом и повели огонь по бронетанкам из автоматов, винтовок и ручного пулемета напропалую.
Но что для танков эта беспомощная стрельба? Комариные укусы... вражеская техника все шла и шла на нас без обстрела. И вдруг... чудо! Передний танк загорелся, за ним второй покрылся пламенем и дымом. Без единого выстрела с их стороны экипажи двух вражеских танков были уничтожены сразу, как только танкисты покинули горящие машины. Остальные танки, ничего не видя перед собой, кроме дыма и огня, повернули назад.
Мы обнимали друг друга, счастливые до слез от сознания, что спаслись чудом. До сих пор на память этот эпизод в мельчайших деталях.
После такой удачи (если, конечно, можно так назвать наше спасение, ведь столько товарищей погибло!) мы двинулись на запад к городу Люботин. Во время одного из вражеских налетов я был легко ранен в правую голень. Увы, хоть и легкая рана, а продвигаться стало трудней.
Вскоре нас собралось около 25-30 человек при одном старшем лейтенанте. В группе этой были солдаты бывалые и совсем молодые, как мы. Всех нас скрепила боевая дружба, так необходимая в условиях фронтовых лишений.
Старший лейтенант оказался украинцем, фамилия его, помнится, была Горбань. Мой “второй номер”, пулеметчик Дима Павловский из Вологды, тоже, видать, был украинец. Пожилой боец с седыми усами - россиянин. Молодой, но уже бывалый солдат с черной, давно не бритой щетиной, плохо разговаривавший по-русски - скорее всего, кавказец. Был еще смуглый, молчаливый, казалось, всем недовольный татарин, и тихий, спокойный, готовый выполнить любой приказ узбек, носивший на боку санитарную сумку. Он, кстати, оказал мне первую помощь при ранении. И, наконец, я - коми. Горстка людей – целый интернационал! Такие все разные, не похожие, но очень хорошие, добрые люди, готовые прийти на выручку друг другу.
В последующие дни войска 53-й армии, ломая сопротивление врага, овладев городами и селами Харькова,- Псы, Черкасс, Кировограда и других областей Украины, прокали свое безостановочное движение на запад.
В боях за город Люботин, утром 30 августа 1943 года, я был тяжело ранен в левую половину грудной клетки сквозным осколком вражеского снаряда. Тогда же получил и тяжелую контузию головного мозга. Более 20 дней не приходил в себя. В полевом госпитале Люботина во время одного из врачебных обходов начальник госпиталя, рослая, улыбчивая женщина, видя в каком виде я нахожусь (а лежал я обернутый в простыню, голый, весь покрытый фронтовой грязью, с кровавыми, грязными бинтами), приказала немедленно обмыть, обработать мои раны и наложить чистые повязки, а затем установила персональную опеку надо мной. Хлопотали возле меня молоденькие девушки - Галя и Валя.
На 24-й день после ранения медленно, но верно пошел я на поправку. Много потерял крови. Больше двух литров крови мне перелили от молодой женщины по имени Дуся. А вот фамилию ее, к сожалению, не запомнил.
Сколько их матерей, жен, сестер, подруг и просто незнакомых женщин и девушек, врачей, санитарок помогали ковать победу! Как тут не вспомнить строки из стихотворения Иосифа Уткина “Сестра”, написанного им в конце августа 1943 года, в то самое время, когда я был ранен.

Когда упав на поле боя –
И не в стихах, а наяву, -
Я вдруг увидел над собою
Живого взгляда синеву.
Когда склонилась надо мною
Страданья моего сестра, -
Боль сразу стала не такою,
Не так сильна, не так остра.
Меня как будто оросили
Живой и мертвою водой,
Как будто надо мной Россия
Склонилась русой головой!...

Прикосновение к израненному телу милосердной души, лучше всякого лекарства. Мы, раненные, смертники, возвращенные с того света, - в неоплатном долгу перед фронтовыми врачами милосердия.
В полевом госпитале среди раненых оказался энергичный молодой офицер (я познакомился с ним в конце сентября), по всей вероятности, комсомольский политработник и., фронтовой корреспондент, моего примерно возраста. Когда я рассказал ему о двух подбитых танках, он очень заинтересовался и записал все рассказанное мной. Записи положил в свой командирский планшет.
Какова была дальнейшая судьба этих записей, я не знаю. Возможно, мой знакомый погиб, так и не поведав миру о маленьком, но, без сомнения, героическом эпизоде из большой, кровавой войны.
Коренной перелом в ходе второй мировой войны, начавшийся еще в великой битве под Москвой и получивший наибольшее развитие в ходе Сталинградской битвы, в сражениях на Курской дуге был окончательно закреплен.
Курская битва, включавшая в себя три крупные стратегические операции советских войск (Курскую оборонительную, Орловскую и Белгородско - Харьковскую наступательные), отличалась огромным пространственным размахом, исключительной напряженностью и ожесточенностью сражений.
Боевых эпизодов из фронтовой жизни можно описать много. Советская история и литература последних десятилетий вобрала в себя множество произведений на тему войны - романы и повести, стихотворения и поэмы, пьесы и баллады. Впечатляюща военная публицистика. И все же, на мой взгляд, были и остаются самыми ценными произведениями о Великой Войне живые воспоминания ветеранов-освободителей. К счастью, они еще живы, хотя ряды их редеют с каждым годом.
Меня, старого фронтовика, до глубины души ранит тот факт, что интерес к истории Великой Отечественной войны в последние годы стал иссякать. Молодежь занята иными проблемами, а люди постарше, видать, полагают, что все о войне уже сказано, и о чем же еще говорить... Но ведь это история наша, трагическая и великая ее частица!
Дорогие потомки! Используйте живые воспоминания ветеранов будьте добры и милосердны к старикам, перенесшим все ужасы и тяготы прошедшей войны. Они заслужили это.

Приложение
Оттиски наименований именных документов








Оглавление

Вместо предисловия 2
Роковые сороковые 4
Прощай, детство 4
Омраченная юность 5
Жизнь курсантская - предфронтовая 7
Курская дуга 8
Вперед, на запад! 9
Категория: 1. Мой предок-участник войны. | Добавил: ЕленаЖеребцова
Просмотров: 369 | Загрузок: 6 | Рейтинг: 1.0/3
Всего комментариев: 0
avatar