☆ Приветствуем Вас, Гость! ☆ Регистрация ☆ RSS ☆
   +12

Главная » Файлы » Фестиваль "70-лет Победе в ВОв" » 1. Мой предок-участник войны.

Вспышки памяти
29.04.2015, 21:46
Вспышки памяти

Клара Акимовна сидела у телевизора. Новый год. Она пыталась выбрать что-нибудь интересное, но безрезультатно. На всех каналах были праздничные программы, и каждая по- своему хороша. Оставив канал Россия 1 она задумалась. На улице раздались звуки взрывов. Она вздрогнула, поняла, что это новогодний салют. Но ей стало страшно. Столько лет прошло после войны, а память при звуках любых взрывов возвращает в те страшные годы.
1941 год Харьковская область, село Камышеватое. Её отец, Шептур Аким Андреевич, работал здесь председателем колхоза. Её мама, Федора Митрофановна, была хорошей хозяйкой и замечательной портнихой, обшивала всех местных модниц. Клара, двадцать пятого года рождения, младшая из детей. Сёстры Ганна, Маруся и брат Григорий жили уже своими семьями.
Аким Андреевич был руководителем, который поднимал из отстающих уже 3 колхоз. Федора бурчала, что им не живётся на одном месте. Но так как Аким был коммунист, приказали и надо срываться с обжитого места, и ехать в неизвестность. Хорошо ещё, что колхозы, куда кидали прорыв, были не далеко друг от друга.
Июнь 1941. Начало войны.
Шестнадцатого июня над Харьковом появился первый немецкий самолёт-разведчик.
С двадцатого июля немцы летали над городом уже ежедневно, нагло, на большой высоте в одно и то же время.
Первый авианалёт вечером двадцать седьмого июля, застал врасплох. Воздушную тревогу объявили уже в разгар бомбёжки. Шестого августа немцы совершили второй авианалёт, накрыв бомбами левую сторону главного проспекта города, до Харьковского моста. Встал вопрос об эвакуации. Бомбёжки стали частыми и не только днём, но и ночью.
В сельской местности области началась эвакуация животноводческих ферм и сельских жителей. Аким Андреевич ездил в военкомат, просился на фронт, но ему отказали, так как возраст не призывной. Он старался эвакуировать семью, а сам решил остаться в ополчении. Крепкие еще мужики, не подлежащие службе, организовали отряд. Старшая дочь Мария уже уехала со своей семьёй. Федора Митрофановна собирала вещи и всхлипывала, как взять самое необходимое из стольких нужных вещей? Собрав узел, вернулась в горницу, сняла со стола свою любимую кормилицу - швейную машинку Зингер. Она была тяжелая, в светло-коричневом деревянном саквояже с ручками. «Донесу, оставить не могу»- решила Федора. Вынесла и поставила рядом с уже приготовленными в дорогу вещами.
Пришел Аким, говорил, что не нужна ей там машинка, не до неё там будет, но не смог переубедить жену. Он спешил отправить их быстрей. Сообщили, что фашисты первых забирают и расстреливают семьи руководителей, председателей, парторгов. Сын Григорий с начала войны на фронте. Чтобы вывезти людей за линию фронта, дали несколько подвод. Шли долго, останавливались в сёлах, жили по несколько дней, вместе с местными жителями копали окопы.
Иногда вечером Федора доставала свою машинку и шила: фуфайки, рабочие рукавицы для местных жителей и кто что попросит. Этим зарабатывала себе и детям на кусок хлеба. Её умелые руки кормили и в эту трудную годину.
Как только фронт наступал, их собирали, давали подводу, и они шли дальше. В деревнях, где останавливались, жители всегда их кормили. Последним чугунком картошки и краюхой хлеба всегда делились с пришедшими с оккупированной территории людьми.
Партизанский отряд Акима Андреевича попал в окружение. Нашёлся предатель, который указал на руководящих работников и военных среди пленённых, которых в отличие от других пленных отправили в концлагерь в Польшу. Среди них был раненый Аким Андреевич. Там и погиб. Уже после войны получили известие.
Территория Харьковской области была в оккупации 23 месяца. В феврале 1943 года, развивая наступление Красной армии, начатое после Сталинградской битвы, Харьков был первый раз освобождён силами Воронежского фронта, под командованием генерала Ф.И.Голикова. В марте снова пришлось сдать город. Только с четвертой попытки, 23 августа 1943 года, город был окончательно освобождён.
После освобождения вернулись, все разрушено, голод. Григорий писал из Ташкента, где лежал с тяжелым ранением в госпитале.
Клара Акимовна очнулась от воспоминаний. Телевизор радовал людей яркими праздничными красками и веселыми зимними песнями. Она смотрела на экран, но память не отпускала её из той, прошлой жизни.
Вспомнила вдруг, как после эвакуации, решила мама её отправить к брату Грише, чтоб спасти от голода. Помнит, с каким трудом её посадили в вагон. Мест не было, она была маленькая и худенькая, и залезла на третью полку. Внизу пассажиры разложили еду, ели, пили чай. Ей очень хотелось кушать, но у неё с собой была одна лепешка, которую она давно съела. От голода кружилась голова, а запах пищи манил. Она притворилась спящей, а слёзы катились из глаз и стекали к вискам. В вагоне было очень холодно, проснувшись утром, она не могла оторваться от стены вагона, оказалось, примёрзла.
Помнит пересадку в Сталинграде. Решила набрать кипятку на станции, силы покинули её, захотелось спать, она присела на пироне и уснула. Кто-то растолкал и посадил на поезд. Так добралась до Ташкента.
Через распределитель как беженку устроили в Ф.З.У. Выучилась на сварщика. По распределению попала в город Багиш, на сахарный завод. Было голодно, питались сахарной свёклой. Шло большое строительство завода, уехать было невозможно, не отдавали документы. Начальник видел, как полуголые люди приходили на работу, жалел молодёжь и нашёл способ помочь. Когда начался ремонт главного корпуса, директор раздал документы, с оговоркой, что пока не где хранить. Но прекрасно понимал, что кто-то может воспользоваться возможностью уехать и найти лучшее место для жизни.
Получив документы на руки, Клара с подругой уехала к сестре Марии, которая жила не далеко, в Кагановическом районе. Приехав, устроилась на Новотроицкий сахарный завод, при заводе было рабочее общежитие.
Очередной звук взорвавшейся петарды отвлек от воспоминаний. Почувствовала жажду и решила попить чай, поставила чайник, взяла бокал, голубой в белый горошек - подарок сына Алексея. Сколько же лет прошло, да жизнь прошла с горечью подумала Клара. Но в памяти словно вспышкой высветило еще один отрезок жизни.
Клара вспомнила тот отрезок жизни, когда молодая жила в общежитии. Было тяжело, голодно, но молодость побеждала все невзгоды. С голодом помогала бороться сестра, жила она в сельской местности, имела корову.
Общежитие было заводское, все работали на одном предприятии, общались, дружили. Второй этаж занимали мужчины. Стала замечать Клара взгляды Филиппа Дмитриенко. Заметит, посмотрит на него, а он засмущается и отвернётся. Работали и жили рядом, часто сталкивались. Постепенно стала замечать, что если не видит его день-другой, начинает скучать по его глазам, улыбке. Она ещё не понимала, что с ней происходит, но было приятно и радостно встретить его и пообщаться с ним.
Вспоминает, как-то перед новым годом, решили покататься на санках. Не всегда в этой местности была снежная зима, но в тот год снега выпало достаточно. Всей компанией пошли на горку. Получилось так, что оказались на одних санях. Их санки перевернулись у спуска, они оказались в снегу. Филипп старался встать первым, помочь подняться девушке, но ноги запутались в веревке, привязанной к санкам. Быстро встать не удалось, они барахтались, смеялись, пытаясь встать, и вдруг встретились глазами, засмущались, и внутри как будто всё замерло.
С тех пор отношения потекли в другое русло. Филипп признался, что давно её любит, Клара не стала отрицать, что ждала его признания. Через полгода поженились, получили комнату. Помнит, как с любовью обустраивали своё первое совместное жильё. Оглядев свой дом с красивыми окнами, увидела вдруг ту комнату, где зарождалась их семья, и марлевые накрахмаленные занавески, а на окне кухни занавески из атласных лент, которые крепятся на украинские веночки-воспоминание о родине. Филипп своими умелыми руками тоже с любовью обустраивал их совместный дом.
Через год родился первый сын Алёша, потом родилась дочь Людмила и потекла жизнь. Жили дружно, работали вместе, растили детей.
В годы перестройки попала в Россию. Пришлось всё бросить и переехать к сыну в Волгоград, уже похоронив своего Филиппа.
Клара налила в чашку чай, взяла из вазочки конфету и пошла к телевизору. Внутри сидела обида, опять одна, а новогодний вечер, а ведь это семейный праздник.
Вдруг в дверь застучали, в коридоре послышался шум, смех, суматоха. Открылась дверь, впуская в комнату холод и пар от вошедших людей. У Клары Акимовны потеплело сердце: «Не забыли!». Первым подошёл к ней сынок, обнял, поцеловал и поздравил с праздником. Потом сноха, внуки и даже маленькая правнучка поздравляли и желали самого главного - здоровья. Она смотрела счастливая на своих родных и слёзы радости и счастья блестели в её глазах.
Категория: 1. Мой предок-участник войны. | Добавил: Фима
Просмотров: 150 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 1.0/4
Всего комментариев: 0
avatar