☆ Приветствуем Вас, Гость! ☆ Регистрация ☆ RSS ☆
   +12

Главная » Файлы » Фестиваль "70-лет Победе в ВОв" » 2. Мой край в годы войны.

«Мой край в годы Великой Отечественной войны.»
17.12.2014, 15:53
Мирный труд наших людей был прерван вероломным нападением фашистов в 1941 году. Когда грянула война, все население Неклиновского района поднялось на защиту родной земли.
Мужчины ушли на фронт. Все тяготы работ легли на плечи женщин ,стариков и детей. В сентябре 1941 года колхозы угоняли скот на восток .Автомобили ,лошади были отданы в распоряжение Красной Армии.
Об оккупации и освобождении села Троицкого рассказывала в своих заметках об истории села в июле 1972 года учитель Троицкой средней школы Н.С.Адамова Н.С .в газете «Приазовская степь»
«16 октября 1941 года 17 немецкая армия под командованием генерала фон Клейста вторглась в пределы Неклиновского района 17 октября 1941 года произошло переломное сражение под Таганрогом .От Троицкого и Николаевки двинулись колонны танков и мотопехоты мотокорпуса танковой армии. .Десятки юнкерсов засыпали бомбами позиции артилеристов вдоль железной дороги Покровское-Марцево.
Мужественно сражался 448-й стрелковый полк, курсанты 2-го сводного полка Ро­стовского пехотного училища, два кавалерийских полка 66-й Армавирской кавалерийской дивизии полковника В.И. Григоровича, которые атаковали колонну танков, бронемашин и грузовиков с мотопехотой 13-й немецкой танковой дивизии, чтобы прорвать кольцо окружения 248-го, 177-го стрелковых и 32-го легкого артиллерий­ского полков 31-й Сталинградской дивизии полковника М.И. Озимина. Они защищали рубеж: Большая Неклиновка, Покровское, Троицкое, Николаевка. Жертвенная атака позволила нашим частям вырваться из окружения и воспрепятствовать быстрому захвату Ростова-на-Дону.»
Из воспоминаний немецкого стрелка Ганса Линдера «Форсировав Миус, захватив плацдармы у сел Николаевка, Троицкое на Таганрог и Ростов двигались танковые клинья мех корпуса 1-й танковой армии ген. полк. Э. фон Клейста. Их гусеницами перепаханы позиции обороны Ростовских курсантов, а раздавленные массой бронетехники, останки 31-й Сталинградской дивизии, отступали к Таганрогу и Ростову. Казалось дорога на Ростов совершенно открыта и враг в течение дня подойдет к стенам города. То, что произошло с нами дальше навсегда, изменило мою жизнь. Гул тысяч конских копыт, от которого наш танк казалось начал дрожать мелкой дрожью. А может быть, это дрожали мы?! Нас всех казалось, парализовало. Остановились танки, никто даже не шевелился. Как будто воздух замер вокруг нашей колонны. Только «УРА!» все громче и громче раздавалось из долины, только нарастал глухой звук стальных подков. Вдруг кто то из наших командиров крикнул «Это казаки!» и это слово начали повторять буквально все, ведь все немцы хорошо знали это страшное слово «КАЗАКИ». Об этих воинах жестоких и бесстрашных мне рассказал отец, который видел их в 1915 г. и чудом остался жив после их атаки. Теперь и мне предстояло столкнуться с казаками! Атаку казаков мы были не в силах остановить!» (http://mius-front.livejournal.com/1698.html)
«Утром 19 октября фашистские танки, сломив сопротивление Ростовского военного училища оккупировали, село Покровское. Многие солдаты и офицеры этих частей проявили исключительную стойкость и героизм при защите наших сел. Командир пулеметной роты, лейтенант Алексей Мак­симович Мазуров, уроженец станции Успенской Ростов­ской области, будучи раненым долго вел пулеметный огонь по немцам на восточной окраине села Троицкое, прикрывая отход своих товарищей. Он погиб, но выпол­нил свой долг. Его партийный билет и другие документы семья Руденко сохранила до прихода Красной Армии. В 1972 году были найдены родственники, погибшего при защите села Троицкого- пулеметчика Мазурова Алексея Васильевича. В селе Успенка Матвеево-Курганского района живет семья Мазурова. «Алексей Васильевич погиб как герой, до последней минуты отбиваясь от наседающих гитлеровцев», рассказал нам Куленко Константин Григорьевич, который воевал вместе с Мазуровым А.В.» (из материалов комнаты боевой славы МБОУ Троицкая СОШ)
28 октября после упорных боев враг захватил село Троицкое, переправив свои танки через реку Миус возле села Кушнаревка. В село Троицкое вошли фашисты.
Начались аресты и массовые расстрелы. Расстреливали в балках на южной окраине села, некоторых расстреляли в Петрушинской балке. По неполным данным в селе было замучено и убито около 80 человек- это бывшие члены ревкома Едуш М.М. и Пащенко А.И., активный участник становления советской власти на селе Сухомлинов Е.Н., члены комсода в период коллективизации Лисаченко С.В., Дараган С.И., жёны партийных и советских работников Попова Д.С., Пугачёва М.Е., Заскал Варвара, комсомольцы Кострик и Евич Никита, жители Приходько Василий, Гриценко Д.П., расстреляны две семьи цыган и 12-летний пионер Лёня Непомнящий. Этим жертвам фашизма установлен общий памятник. Народ помнит о них.» ( газета «Приазовская степь», 8 июля 1972 г. «Троицкое, Адамова Н.С.)
В газете «Рулевой» № 7 за 15.11.43 г. в статье «Кровавый пир в селе Троицком» было так рассказано об этом событии «За время оккупации фашистскими извергами села Троицкого местное население переносило неописуемые стра­дания от диких издевательств, арестов, лютых пыток и казней, проводимых гестаповскими палачами. Десятки, сотни ни в чем не повинных, честных, мирных советских людей были зверски замучены и казнены в за­стенках гестапо и полиции. В кровавом угаре, днем и ночью, фашистские мерзавцы справляли свой дьявольский пир. Пока вскрыта часть злодеяний немецко-фашистских захватчиков по селу Троицкому. В одном только противотан­ковом рву, что юго-западнее села Лакедемоновка, комиссия в присутствии жителей села Троицкого и родственников замученных обнаружила 22 трупа. Трупы обнаруженных жертв в большинстве раздеты до нательного белья, без обуви. Присутствующая при раскопках Ф.А. Заекал в одном из трупов опознала своего мужа - Дениса Харламовича За­екала, работавшего на мельнице. А вот труп с разорванной грудной клеткой мужчины, раздетого донага. М.Т.Ткачева опознала в нем своего мужа Дмитрия Макаровича Ткачева, бригадира-пчеловода из колхоза «Ударник».
Двадцать две жертвы, откопанные во рву, носят следы жуткой пытки и казни. Но это не все. Здесь, по свидетель­ству жителей, десятки ям с сотнями трупов. Это поистине ров смерти.
Произведены раскопки замученных людей и в Волошиной балке, что лежит в одном километре юго-восточнее села Троицкое. Здесь нашли мученическую смерть лучшие люди села. Больных и инвалидов не щадили палачи. В од­ной из ям были обнаружены два трупа, у которых вместо ног деревянные протезы. Гражданка Евич опознала в одном из них своего мужа инвалида Никиту Григорьевича Евича, работавшего сцепщиком вагонов, а в другом А.А. Василенко опознала своего брата Николая Андреевича Василенко - комсорга колхоза «Ударник».
Много было пролито слез над трупами замученных. Проклятие было послано фашистским мерзавцам за их под­лые кровавые деяния и были даны крепкие священные обеты мести злодеям.
Палачи будут беспощадно отомщены, а светлые имена их жертв будут жить в сердцах советских людей.» (газета Приазовская степь» 30.08.1968 г.)
«Фашисты в1941 году явились в село Троицкое на машинах и танках. И вообще техники у них было уйма. Я был тогда подростком ,но помню, какое впечатление это произвело – не скоро вернутся наши, - вздыхали некоторые паникёры – вон у германца столько техники, а наши отступали всё на лошадях и пешком. Не легко будет немца разбить. Но наступила зима, и весь лоск слетел с немецких солдат. Идёт, бывало фриц, на нём две шинели, под пилоткой или шапкой шерстяной шлем, а под носом две сосули. Жители села всё больше презирали фашистов. Они ненавидели фашистов за расстрелянных в Петрушинской балке лучших людей села. Дух сопротивления, желание навредить захватчикам охватил даже детей. Бывало, смотришь, тянется через тын кабель немецкого телефона, оглянёшься кругом, нет ли врагов, и положишь провод на камень, другим камнем стукнешь несколько раз и связь нарушена. Многие ребята кроме мелких диверсий собирали сведения численности и размещения немецких войск и передавали их советским разведчикам, проникавшим в село». (из воспоминаний жителя села Троицкого П.Лисоченко , газета «Приазовская степь» 30 августа 1968 года.)
Из воспоминаний жительницы хутора Луначарского Рубан Марии Прокофьевны- «Моего мужа Рубан Федота Степановича и его брата Рубан Семёна Степановича призвали в первые дни войны и мы остались с маленькими детьми. Вскоре село было оккупировано фашистами, и мы испытали все тяготы фашистского гнёта. Было очень голодно. Ели хлеб из крапивы с отрубями, кормовую свеклу...Ждали окончания войны и возвращения близких нам людей домой. Но этому не суждено было сбыться. Они погибли, защищая нашу родину».
Участник Великой Отечественной войны Рогоженко Пётр Иванович рассказывал «В годы Великой Отечественной войны работал гончаром в г. Таганроге. В 1941 году 22 июня был на работе, и там же услышал выступление Молотова. После этого выступления казалось, что война будет быстротечной, но 3 июля 1941 года иллюзия о быстротечной войне была рассеяна выступлением Сталина.
Был мобилизован в первые дни войны, попал в пехотные войска. На войне было очень тяжело. В 1942 году я был ранен и лечился в госпитале. После того, как меня выписали, вновь решил идти на фронт. Попал на Западный фронт, который во время войны подвергался самым массовым бомбёжкам. Прошёл весь фронт до конца и получил за эти годы много наград, в том числе и за храбрость».
Рассказывает житель п.Луначарского Палий Н.А. « Мой отец Палий Александр Владимирович был призван в первые дни войны. Был танкистом на передовой, в одном из боёв был контужен. Дошёл до Вены. За участие и героический штурм при взятии Вены был награждён медалью «За взятие Вены» и за проявленный героизм медалью «За победу над Германией в Великой отечественной войне 1941- 1945 гг.»
В село Троицкое вошли фашисты. Захваченных в плен раненых красноармейцев немцы поместили в караулке в церкви. Им не оказывали никакой медицинской помощи, раны их гноились, у многих началась гангрена. Пленные голодали, но часовые не подпускали к ним никого.
Жители села оказывали всяческую помощь нашим бойцам, раненых прятали, рискуя жизнью.
Так с октября 1941 года начались черные дни оккупации села. 23 месяца жители села испытывали все ужасы фашистской оккупации. Люди работали в колхозе под надзором полицаев. Урожай зерновых и овощей немцы забирали для своей армии или отправляли в Германию. Оккупанты открыто грабили население. Село находилось в прифронтовой зоне. Здесь проходила вторая линия обороны немецких укреплений пресловутого Миус-фронта. Жителей села и хуторов ежедневно выгоняли на рытье окопов около села Самбек. По ночам прятались от бомбежек .В селе бесконечные облавы .Голод, холод, постоянный страх за свою жизнь ,унижения и издевательства испытывали жители села.
Из воспоминаний вдовы Быстрой Марии Васильевны:«Школа наша находилась напротив церкви, в ней я проучилась 4 года. Когда началась война, мне было 18 лет. Очень страшно было, когда немцы пришли в село. Они заняли наш дом, а мы жили в летней кухне. В сарае немцы держали раненных военнопленных. Мы с сестрой и братом ночью тайно носили им продукты, бинты и медикаменты. При отступлении пленные были расстреляны. Жизнь была очень тяжелой. Каждый день фашисты выгоняли нас из домов и гнали рыть окопы в село Самбек. Я помню над селом висел большой шар и постоянно передвигался. Но однажды мы услышали сильный взрыв, это был взорван этот шар. Впоследствии я узнала, что это был дирижабль, который наблюдал за позициями наших войск. Мой муж Быстрый Степан Павлович был призван в первые дни войны, дошёл до Берлина и в 1947 году вернулся в село.»
23 месяца жители села испытывали все ужасы фашистской оккупации. Люди работали в колхозе под надзо­ром полицаев. Урожай зерновых и ово­щей немцы забирали для своей армии или отправляли в Германию. Оккупанты открыто грабили население.
Детский труд нещадно эксплуатировался фашистами на принудительных работах в Германии. Сальная В. Ф., КурининаМ.И., Едуш И.Г., ДемченкоЕ.К., ТарасенкоВ.В., КоровкинаЛ.П. и другие пережили все ужасы фашистской неволи. Это была жизнь, наполненная муками, душевной болью, голодом, холодом, страхом никогда не вернутся на Родину.
Сальникова Галина Ивановна рассказывает о своём отце Едуш Иване Герасимовиче: « В июле 1942 года моего отца немцы угнали в Германию. Он вспоминал, как их везли в товарных вагонах, где до этого перевозили скот. Было душно. Еды почти не давали. Вместе с другими советскими людьми его должны были направить в концлагерь. На вокзале их выстроили, и промышленники выбирали сильных, здоровых людей себе в работники. Папу взяли работать на завод слесарем, затем шофёром. Работать приходилось по 12 часов в день. Жили в трудовом лагере, носили специальную нашивку на груди. После освобождения служил в Прибалтике. Домой вернулся в 1946 году».
«Моего дядю Едуш Владимира Герасимовича в 1942 году забрали в гестапо и отправили в лагерь военнопленных на Украину. Пленных почти не кормили. Люди были очень слабыми: на грани жизни и смерти. Мёртвых и сильно ослабленных выбрасывали за пределы лагеря. Так случилось, что моего дядю подобрали жители и выхаживали тайно от немцев и затем сообщили деду Герасиму Яковлевичу. Дедушка на саночках с сыном по ночам пробирался домой. Мой дядя к тому времени весил 36 кг. В 1943 году с советскими войсками он ушёл на фронт и воевал до конца войны»
Первые бои по прорыву вражеской обороны на Миусе начались в июле 1943 года, а решительное наступление - 18 августа 1943 года. От Троицкого и Николаевки двинулись колонны танков и мотопехоты мотокорпуса танковой армии генерала фон Клейста. 30 августа 1943 года войска Южного фронта в результате ожесточенных боев разгромили Таганрогскую группировку немцев и освободили наше село.
Люди принялись за восстановление разрушенного хозяйства. Пахали на коровах, сеяли вручную, разминировали поля, всё делали для победы.
Из воспоминаний участницы трудового фронта Ф.Ф. Пистрик: «Во время войны и после освобождения Неклиновского района от фашистов наши женщины занимались опасной работой: разминированием территорий и полей села Троицкое, Б.-Неклиновка, Синявка, М. Курган, собирали в ящики снаряды, вывозили опасный груз на бричках в Ростов для уничтожения. Среди этих женщин были учительница начальных классов Толстикова Ольга Васильевна, колхозницы Карасенко Мария Акимовна, Журавлева (Колесникова) Александра Дмитриевна. За мужество и терпение все три были награждены медалями «За отвагу».
«Война и оккупация принесли страшные бедствия и разрушения нашего села. После освобождения села в колхозе осталось 7 лошадей, 3 пары волов, 20 коров, 2 трактора, и несколько разбитых машин. Но люди трудились не жалея сил.»( (газета Приазовская степь» 30.08.1968 г., «Троицкое», Адамова Н.С.)
«После изгнания немецких оккупантов я был напрвлен в колхоз «Зажиточный» в село Троицкое. Истерзанные землю, руины, запустения, страшное горе оставили после себя здесь фашистские вандалы.
Нужно было снова возрождать из развалин село и хутора, восстанавливать артельное хозяйство. Тогда в 1944 году в колхозе насчитывалось 2500 га земли, из них 1000 га была исполосована окопами и ходами сообщений, минными и проволочными заграждениями. Нашлась пара лошадёнок , десять-двенадцать коров, отремонтировали 2 трактора «СТЗ». Работали женщины, старики, подростки, потому, что все мужчины сражались на фронтах, гнали фашистов на запад. Вспоминаешь сейчас, что было четверть века назад и не верится. Земли пахали коровами до глубоких морозов, семена для сева носили на плечах. Подсолнух тоже убирали вручную. Работали самозабвенно, без ропота на трудности. Знали, что это нужно для полной победы над врагом, для будущего. К победной весне сорок пятого 150 голов скота, из них 50 коров, 400 голо птицы. Прибавилась и техника, в том числе автомашина «ЗИС-5».
В том же 1945 году привели в порядок сады, лопатами вскопали 50 гектаров земли, на которой посеяли овощи.» (газета «Приазовская степь» от 30 августа 1968 г. А.В.Кабицкий «Всегда в наступлении»).
Вспоминает Назаров Егор Петрович 1927 года рождения «После освобождения села работал разнорабочим на третьей бригаде. Работать было не чем, так как все , что было, забрали на фронт. За железной дорогой ,на полях третьей бригады, разбирали немецкие укрепления, для подготовки земли к посевам зерновых культур. Осенью и зимой 1943 года пас овец из-за недостачи кормов. Работали допоздна. Зерно веяли вручную и отправляли на Неклиновскцй элеватор. Зерна было мало. Хлеба в магазинах не было. Хлеб давали по карточкам и только работающим в городе, а колхозники жили впроголодь. В 1944 году призвали в армию. Служил в Новочеркасском учебном батальоне. После учёбы попал в казачий кавалерийский корпус, фронтовиков демобилизовали, а молодые солдаты ухаживали за лошадьми. Затем перевели в противотанковый батальон. Обслуживали артиллерию. В 1945 году перевели на Дальний Восток на о.Тунашир. Прослужил там 6 лет. В 1951 году демобилизовался».

Великая Отечественная война – это самая страшная, самая кровопролитная война за всю историю человечества. Это одна из самых горьких, но и одна из самых славных страниц истории нашей страны. Более двадцати миллионов погибших. Солдаты и офицеры, мирные жители… Нет семьи, в которую война не принесла бы смерть и горе. Почти каждая семья нашего села в тот трагический летний день осиротела, проводив на фронт отца или сына, брата или сестру.
Наши земляки внесли свой вклад в Победу. Они воевали на всех фронтах, защищали Москву, Ленинград,  Киев, Одессу, Сталинград, освобождали от фашистов Польшу, Венгрию, Румынию, штурмовали Берлин. Многие из них совершили героические подвиги.
После победы в село вернулось около 300 воинов с наградами за ратные подвиги. Но не все жители села дождались своих родных с фронта. Многие остались на полях сражений навечно.
Память – это наша совесть. Мы должны помнить о каждом солдате, той страшной, безжалостной войны. Они гибли под «ливнем пуль», умирали от ран в госпиталях. Их могилами покрыты наши поля и леса. Имена тысяч и тысяч погибших продолжают оставаться неизвестными для нас. На огромной территории страны, там, где более полувека назад грохотала война, лежат в земле те, о ком в лучшем случае можно прочесть – «пропал без вести»…В посёлке Федосеевка стоит памятник погибшим воинам, чьи имена не известны. Но они защищали наше село. Вокруг памятника много деревьев. Они, как верная стража, охраняют покой солдат. По документам Троицкого сельского поселения здесь захоронены расстрелянные военнопленные, имена которых, остались неизвестны. Односельчане никогда не забудут тех, кто погиб за нашу Родину, будут приносить к памятнику цветы и венки.
В хуторе Кошкино на средства односельчан был построен памятник, жителям села, которые ушли на фронт и не вернулись с войны в родное село. На стеле серебряно-стального цвета изображена звезда и георгиевская ленточка. С особой печалью каждый смотрит на табличку, где написаны фамилии односельчан, погибших вдали от родины.
На кладбище Троицкого сельского поселения находится могила погибших воинов и жителей , которых расстреляли фашисты.
Большая группа жителей села Троицкое и хуторов были расстреляны в Поганом ярке в мае 1942 года. Когда пришло освобождение, была произведена эксгумация захоронения, и родственники по приметам нашли своих близких. Они были перезахоронены в братскую могилу на кладбище села Троицкого, где установлен памятник с фамилиями погибших.
Категория: 2. Мой край в годы войны. | Добавил: olya-normalnaja
Просмотров: 543 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 1.0/12
Всего комментариев: 0
avatar