☆ Приветствуем Вас, Гость! ☆ Регистрация ☆ RSS ☆
   +12

Главная » Файлы » Фестиваль "70-лет Победе в ВОв" » 2. Мой край в годы войны.

Не придуманные герои
17.02.2015, 15:46
Наименование организации: ОБОУ СПО «Курский автотехнический колледж». Г. Курск
Категория: Мой край в годы войны
Название работы: «Не придуманные герои»- статья
Автор: Шведов Олег Олегович, группа ТО-41
Руководители: Павлова Жанна Михайловна, Морозова Ольга Николаевна, Иванова Инга Леонидовна – преподаватели.

Ежегодно 8 февраля отмечается день освобождения города Курска от немецко -фашистских захватчиков. В этот день мы приходим к могилам героев минувшей войны, приносим живые цветы и склоняем головы у Вечного огня, вспоминая тех, кто на полях сражений отдал жизнь за Родину, тех, кто приближал светлый день Победы.
Средства массовой информации, интернет постоянно пестрит информацией о том, что Курск был сдан без боя, что почти никакого сопротивления куряне не оказывали немцам и жилось при оккупантах очень даже неплохо. Честно, даже обидно. Архивные материалы и рассказы очевидцев говорят об обратном.
В начале Великой Отечественной войны многие куряне ушли на фронт по мобилизации. В райвоенкоматы города было подано около 1500 заявлений от добровольцев. Среди них было 400 женщин.
29 августа 1941 года город подвергся первой бомбежке немецкой авиации. С этого дня немецкие самолеты почти ежедневно появлялись над городом.
Более месяца части 2-й гвардейской стрелковой дивизии, полки народного ополчения и истребительные батальоны задерживали вражеские войска на дальних подступах к городу. С каждым днем фронт приближался.
Комиссар полка народного ополчения Ленинского района К. Иванов, докладывая в обком партии о боевых действиях полка во время обороны города, писал, что бой за Курск начался 2 ноября 1941 года, в 7 часов 30 минут утра. В течение первой половины дня бойцы 3-го батальона вели бои в районе кирпично - трепельного завода, что у Фатежского шоссе.
Об ожесточённости боёв в городе свидетельствуют донесения разведчиков УНКВД, находившихся в этот период в городе: « Выйдя на улицу Степана Разина, мы увидели 4 танка, которые обстреливали город. На улице мы увидели 13 раненых и двоих убитых мирных жителей. В одном из переулков, выходившему на улицу Степана Разина, к группе граждан подошли несколько немцев. В 17 часов шёл ожесточённый бой у Херсонских ворот. Бойцы народного ополчения, находясь под огнём противника, отстреливаясь, перебегали дорогу на новые боевые позиции».
После приказа командования в ночь на 3 ноября Курск был оставлен нашими войсками.
Необходимо согласиться с мнением известного курского журналиста Татьяны Анатольевны Грива, высказанного на страницах «Курской правды» в октябре 1991 года: « Все исследованные документы: и старые, и вновь открытые в архивах ФСБ, в бывшем партийном архиве, Государственном архиве Курской области не подтверждают досужих разговоров о том, что куряне торжественно, с хлебом-солью встречали оккупантов. Таких данных не зафиксировано и в разведданных, поступавших из оккупированного Курска». Напротив, в разведсводке за 5 ноября 1941 года отмечалось: « В разговоре с местным населением нашими разведчиками установлено, что немцы занимаются грабежами местного населения. Ходят по квартирам, забирают продукты питания и одежду. В городе ощущается острая нехватка воды… Немцы буквально вылавливают бойцов народного ополчения…» Такова была страшная правда войны…
В ходе боёв за город в ноябре 1941 года погибло более 700 бойцов 2-й стрелковой дивизии и народных ополченцев. В июле 1946 года боевых наград Родины были удостоены 40 народных ополченцев.
463 дня город Курск был во власти фашистов. Многие городские здания, промышленные предприятия, железнодорожный узел оккупанты превратили в руины. Фашисты разобрали или повредили трамвайные пути. В городе не работали водопровод, электростанции, хлебозавод.
В ноябре 1941 года гитлеровцы согнали все мужское население города Курска, объявили военнопленными и разместили в лагерях, организованных в районе Дальних парков, в трамвайном парке, на шпагатной фабрике, в помещении кинотеатра им. Щепкина, в ряде пустующих домов на улицах Советской, Интернациональной и в других местах. По данным разведки, в лагерях военнопленных на 30 ноября 1941года содержалось около 15000 человек, на 20 января 1942 года - до 10 тысяч человек. Заключенные в большинстве своем были раздеты и разуты. Шапки и верхнюю теплую одежду у них отнимали немцы. Тела умерших неделями не убирались из бараков.
«Никакого питания в лагере (в районе Дальних парков) не выдается. Заключенные питаются только тем, что передают родственники», - указывалось 12.11.1941 в докладной записке УНКВД по Курской области обкому партии.
В разведсводке от 13 февраля 1942 года сообщалось, что в городе Курске, в лагерях военнопленных (бараки военсклада № 311 и шпагатной фабрики) содержалось много заключенных, в основном мирного мужского населения. «Заключенные полураздеты, бараки не отапливаются, питают заключенных похлебкой из картофельной шелухи и мясом павшего скота. В лагере большая смертность».
Нацистская доктрина не оставляла места в обществе не только евреям и цыганам, но и душевнобольным. Как происходила расправа над пациентами психиатрических лечебниц, можно узнать из «Справки о массовом умерщвлении больных Сапоговской больницы в гор. Курске по приказу немецкого командования». Она была составлена в Центральном штабе партизанского движения в 1943 году после освобождения города советскими войсками. В справке утверждалось: «В октябре 1941 года перед отходом частей Красной Армии из Курска в Сапоговской областной психиатрической больнице находилось на лечении около 1500 человек. На складе больницы оставалось такое количество продуктов, которое обеспечивало питанием больных на 2—3 месяца. После оккупации г. Курска немцами комендант города Флях и немецкий старший гарнизонный врач Керн вызвали к себе врачей этой больницы Краснопольского и Сухарева и предложили немедленно приступить к умерщвлению больных, помещавшихся в больнице. Керн заявил, что он разрешает оставить в больнице не более 200—250 человек, и то наиболее выносливых и трудоспособных, обосновывая это тем, что по существующим в Германии законам все неизлечимые душевные больные подлежат физическому уничтожению, а остальные душевные больные — стерилизации. Эти законы полностью распространяются и на оккупированные немцами территории.
Помимо прямого предписания немецкой комендатуры г. Курска об умерщвлении больных, такое же распоряжение было дано и заведующим отдела здравоохранения Курской горуправы Кононовым. В отпуске продуктов для больницы Керн отказал, заявив, что «мертвые в продуктах не нуждаются». При помощи своего ставленника, заведующего отделом здравоохранения горуправы Кононова, немецкая комендатура контролировала выполнение его злодейского распоряжения и настаивала на скорейшем и безоговорочном умерщвлении больных Сапоговской больницы. Директор больницы — предатель Краснопольский, судимый в 1937 году тройкой НКВД Курской области и приговоренный как СВ (социально-вредный элемент) к 5 годам лишения свободы, — привел больницу к упадку и разложению. Несмотря на наличие топлива, в сильные холода больница не отапливалась, больные замерзали, в палатах появился лед. Больничные вещи и вещи, принадлежащие больным, Краснопольский и его подручные массово расхищали. В больнице начался голод. От голода умерло до 400 человек.
Чтобы ускорить истребление, немцы руками врачей-предателей Сухарева, Нестеровой, Котович отравили 600—650 больных. Умерщвление производилось путем введения в пишу яда — усиленной дозы опия и дачи под видом лекарства хлорал - гидрата в 70-процентной концентрации. Если же смерть у больного не наступала, ему вторично давали порцию хлорал-гидрата. Умерщвление больных производилось в течение 3-х дней. Всех умерщвленных вытаскивали из палат и складывали в щелях, предназначенных в качестве бомбоубежищ. Больница фактически была ликвидирована, а оставшиеся 57 человек были перевезены в местечко Свобода».
Голод, разруха, расстрелы, плач угоняемых в неволю курян... Почти три тысячи расстрелянных, десять тысяч угнанных в Германию, свыше десяти тысяч умерших от голода - вот кровавый след оккупации.
Но и в оккупации куряне вели активную борьбу против немецко-фашистских захватчиков. Жители города оказывали поддержку партизанам, помогали попавшим в плен советским офицерам и солдатам вырваться из фашистской неволи.
Зимой 1943 года под Сталинградом в войне произошел перелом. Началось большое наступление советских войск.
В областном архиве есть подшивка газеты «Курская правда» за 1943 год. В первом номере напечатано обращение к населению Курской области.
«…В тяжелых условиях встречают Новый год трудящиеся области. Кровавый немецкий сапог пока еще топчет нашу родную курскую землю. Но весь советский народ видит, как Красная Армия успешно гонит врага на запад. Недалек тот час, когда и над Курской областью взойдет заря освобождения от немецкого ига!»
Освобождение нашей области началось 24 января 1943 года с крупной наступательной Воронежско-Касторенской операции. В специально выпущенном бюллетене «Курской правды» за 30 января 1943 года помещена такая информация: «За 5 дней наступления 60-я армия уничтожила свыше 8 тысяч солдат и офицеров противника и около 7 тысяч взяли в плен. Молодой командующий Иван Черняховский возглавил 60-ю армию в возрасте 36 лет!». Его имя навсегда вошло в историю нашего города.
Хроника освобождения
3 февраля 11.00
«60-я армия с 12.00 3 февраля переходит в наступление… чтобы в дальнейшем овладеть городом Курском».
5 февраля
«Восточнее Курска наши войска заняли город и ж/д станцию Щигры и город Тим».
И.Д. Черняховский получил распоряжение командующего войсками Воронежского фронта генерал-полковника Голикова: «Обстановка требует быстрейшего захвата Курска. Приказываю: в течение 3-х суток Курск взять».
7 февраля
Надежды на легкий успех было мало. Сопротивление врага на ближних подступах к Курску резко возросло.
С 5 часов утра 8 февраля 1943 года две ударные группы Воронежского фронта под командованием Черняховского начали штурм немецких укреплений на окраинах Курска. Над городом стоял дым пожаров: немцы взрывали и сжигали военные склады, крупные здания и предприятия. К вечеру наши войска освободили центр Курска от фашистских захватчиков.
Центральная улица представляла ужасное зрелище: руины взорванных и полностью разрушенных домов. Их закопченные остовы со следами пуль и осколков пустыми глазницами окон безжизненно смотрели на мир. Периодически взрывались заряды на верхних этажах, заложенные немецкими факельщиками. Догорали танки и бронетранспортеры, автомашины и мотоциклы с колясками. Кругом валялись трупы, разбитые пушки, ящики со снарядами, мины, канистры с горючим, гильзы от крупнокалиберных пулемётов. Мостовые и тротуары, обезображенные воронками, были засыпаны обломками стен и битым стеклом, осколками мин и снарядов, листками спешно сожженных документов.
Некоторые кварталы были заминированы, и уцелевшие куряне боялись выходить из домов. Казалось, жизнь в центре города вымерла... От пожаров над городом повисла густая мгла. В воздухе кружились снежинки вперемешку с пеплом. Стоял смрад от догорающих зданий, тола, пороха, резиновых шин и человеческих тел.
На самом высоком здании — Доме пионеров — водрузили красное знамя воины 322-й стрелковой дивизии. Ею командовал полковник Перекальский, погибший смертью героя при освобождении Курска. Его именем названа площадь нашего города.
В город вошли советские воины.
Плачущие женщины, пережившие тяжесть оккупации, вылезали из подвалов домов, целовали и благословляли советских солдат. Девушки помогали перевязывать раненых и поили бойцов водой. Тяжелораненых переносили в жилые помещения. Подростки срывали таблички с обозначением улиц на немецком языке.
9 февраля
В город прибыли областные и городские руководители, и нормальная жизнь начала восстанавливаться. На площади у драмтеатра (нынешняя филармония) состоялся многотысячный митинг. С балкона здания выступил командующий 60-й армией генерал Черняховский. Иван Данилович поздравил жителей с освобождением от немецко-фашистских захватчиков.
В боях за Курск погибли и получили тяжелые ранения немало воинов Советской Армии. Куряне свято чтут память об освободителях города. Их имена – на стелах и обелисках, в названиях площадей и улиц, школ и детских оздоровительных лагерей.
В 2007 году городу Курску было присвоено почётное звание - город воинской Славы.
Склоняя головы перед подвигом освободителей Курска, в память о погибших, мы не забываем о том страшном времени
Библиографический список.
1. Алексей Исаев : Освобождение 1943. «От Курска и Орла война нас довела…»
Издательство: Эксмо, Яуза. Год: 2013
2. А. Сидорчик. Коренной перелом. 5 малоизвестных фактов о Курской битве
Категория: 2. Мой край в годы войны. | Добавил: Жанна@
Просмотров: 304 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 1.0/6
Всего комментариев: 0
avatar