☆ Приветствуем Вас, Гость! ☆ Регистрация ☆ RSS ☆
   +12

Главная » Файлы » Фестиваль "70-лет Победе в ВОв" » 4. Герои ВОв.

Герои Великой Отечественной войны- мои земляки
[ Скачать с сервера (63.5Kb) ] 16.05.2015, 10:41
Государственное автономное образовательное учреждение
Астраханской области
Среднего профессионального образования
«Ахтубинский губернский техникум»

Категория : Герои Великой Отечественной войны
Тема работы: Герои Великой Отечественной войны- мои земляки
Автор: преподаватель Кантемирова Лилия Михайловна

...Школьный дворик. Ночь. Тишина...
Лишь фигура на пьедестале
До предела напряжена...
Как тебя, партизанка, звали?
- Валей,-
Откликаются тихо дали..

В преддверии 9 мая мне хотелось поведать о наших земляках, так и не вернувшихся с войны.
На Ахтубинской земле, недалеко от бизнес - инкубатора, стоит памятник среди парковых кустов и деревьев – гордая фигура девушки, обвитая верёвкой, с высоко поднятой головой.
Кто она и почему именно здесь ей поставлен памятник? - спросят многие… Ответят лишь те, кто знает историю своего города и историю Великой отечественной войны, это Валя, Валя Заикина – девушка партизанка, наша землячка.
Валя Заикина – героиня партизанка ВОВ родилась в 1923 г. в селе Владимировка, закончила среднюю школу № 2. В 1942 г. Валя вместе с подругами уезжает на рыбный промысел в город Астрахань, в которой заканчивает спецшколу и 18 ноября 1942 г. с партизанской группой «Максим» перебрасывается в тыл врага. Партизанская группа «Максим» действовала в районе железной дороги, не пропуская эшелоны врага, рвущиеся на Сталинград.
Второго декабря 1942 г. около станции Орловская партизаны атаковали фашистский эшелон и вывели из строя паровоз. В неравном бою фашистам удалось схватить партизан и зверски расправиться с ними.
Когда в 1942 году немцы рвались к Сталинграду, Центральный штаб партизанского движения организовал в Астрахани спецшколу № 005 по подготовке диверсионно-разведывательных отрядов. К началу наступления войск Сталинградского фронта школа выпустила 12 групп общей численностью 220 человек. Самой известной стала группа № 66 старшины Леонида Черняховского, имевшая кодовое наименование «Максим». Отряд состоял из 15 человек, среди которых было несколько астраханцев — Николай Хаврошин, Степан Киселев, Иван Сидоров, Николай Кулькин, Валентина Заикина…
Второго декабря отряд получил по радио указание перекрыть железную дорогу в районе полустанка Куберле. Через этот полустанок должны были пройти эшелоны с войсками моторизированной дивизии «Викинг», включавшей в себя три полка мотопехоты — «Нордланд», «Вестланд», «Дойчланд», артиллерийский полк и несколько батальонов — разведывательный, саперный, связи, истребителей танков и дивизион зенитной артиллерии.
Вечером 2 декабря 1942 года, выполняя приказ, отряд «Максим» взорвал железнодорожный путь под первым эшелоном с мотополком «Нордланд», о чем командир отряда успел передать по радио в штаб 28-й армии, а оттуда информация ушла в штаб Сталинградского фронта.
В неравный бой с горсткой партизан вступила рота гитлеровцев, усиленная огнеметами и минометами. В ходе часового боя семеро партизан погибли, оставшихся в живых немцы взяли в плен. Всю ночь при свете прожекторов их пытали, пытаясь выяснить, где расположены другие засады. Ближе к рассвету одного из ребят заживо сожгли, а остальных расстреляли. Отряд «Максим» погиб в полном составе, но задачу по задержке вражеских войск выполнил. Авиация Сталинградского фронта разбомбила эшелоны противника на перегоне между станциями Орловская и Куберле. Эсэсовцам пришлось разгружаться и двигаться своим ходом. К месту назначения они прибыли через четверо суток. Но к этому времени обстановка на фронте уже переменилась.
…Валя родилась в 1923 году в крестьянской семье в селе Владимировка Владимирского района Астраханской области. Родители работали в колхозе.
«Была Валя живая, верткая, боевая, к людям относилась хорошо, — писала ее сестра Елизавета Ивановна. — В школе училась средне. Была хорошей физкультурницей, участвовала в парадах. Много читала книг. В комсомоле была с пятнадцати лет. С раннего детства узнала труд — родители работали и Вале приходилось готовить всей семье и ухаживать за хозяйством и маленькими сестрами».
Война застала Валю в десятом классе. Валя купила целую груду новеньких учебников 10-го класса, но ей так и не удалось заниматься по ним. Валя стремилась всеми силами помочь фронту. Когда комсомол призвал юношей и девушек встать на место призванных в армию астраханских рыбаков, Валя была среди первых комсомольцев, откликнувшихся на этот призыв.
«Моя дочка Валя, — пишет шестидесятилетняя ее мать, работающая няней в районной больнице в Ахтубинске, — поехала работать из села нашего Владимировки в Астрахань на рыбный промысел и отбыла там навигацию три месяца, а после этого она прислала нам письмо, что ее посылают рыть окопы в Сталинград. Потом она, как комсомолка, ушла в армию. И больше писем от нее не было. Потом вызвали меня в райвоенкомат и сказали, что моя дочь в партизанах, а адрес вам дать не можем… Письма ее никакие не сохранились…»
Валя Заикина… Это ты вместе со своей подругой, семнадцатилетней Нонной Шарыгиной, бросилась с голыми руками на эсэсовцев, на палачей, которые напрасно пытались сломить тебя, казнив страшной казнью у тебя на глазах твоих товарищей.
Это произошло в ночь на 3 декабря 1942 года.
…На задание пошла вся группа. Выдолбили в мерзлой, чугунно-твердой земле железнодорожной насыпи яму, заложили взрывчатку, приладили детонатор. Укрылись в ближней, поросшей абрикосами, акациями и кустарником лесополосе. Пошли долгие минуты ожидания. И вот на повороте эшелон — шесть вагонов и платформ с техникой. Взрыв. Скрежет. Дым. Щепки шпал. Но, снизивший на повороте скорость поезд только поврежден, разбит путь.
Дружно ударили по паровозу, окнам, вагонам из винтовок и автоматов. Не скоро оправились эсэсовцы от растерянности, не сразу поняли, что огонь ведет горстка людей. Но вот ударили по ле¬сополосе крупнокалиберные пулеметы бронированного вагона, непрерывно выплевывают свинец немецкие автоматчики, по¬летели немецкие, с длинными ручками гранаты.
Многие из разведчиков оглушены, ранены, истекают кровью, да¬на команда отходить. Но эсэсовцы обошли группу с флангов, горит лесополоса, положенная огнеметчиками, начинается ожесточенная рукопашная схватка в дыму, мертвенном свете немецких ракет.
Все, что произошло дальше, так потрясло оберштурмфюрера СС Петера Ноймана, хваставшегося, будто нервы у него «из молибденовой стали», что он во всех подробностях описал в своем дневнике последние минуты героев группы «Максим». Вот что писал этот враг, палач, на кровавом счету которого десятки и сотни замученных, зверски убитых жертв.
«Штурмбанфюрер Штресслинг подходит к одному из партизан, и что есть силы бьет по лицу, крича на него по-русски. Парень поднимает на него глаза. Но он не отвечает. Я замечаю среди террористов девушек. Форма у них такая, что с первого взгляда не отличишь от мужской. Но зато фигуры у двух из них крупные, как у деревенских девок...
Сцепив зубы, Штресслинг ходит взад-вперед перед шеренгой красных.
- Значит, вам нечего сказать, а?— рычит он, на этот раз по-немецки.— Вы ничего не знаете? Совсем ничего? он останавливается как вкопанный лицом к одному из них.
- Так я развяжу вам языки! Он поворачивается к оберштурмфюреру Лайхтернеру, командиру 4-й роты:
Он приказывает раздеть людей, полуголые русские лежат на снегу. Их худые, израненные тела сотрясает дрожь. Они знают, что их ждет. Женщин валят позади мужчин. Младшая лежит лицом вниз, кажется — без сознания. Спина — в больших красных ранах. Какой-то роттенфюрер говорит, что ей здорово попало, когда ее брали в плен. Она никак не давалась в руки. Эта фурия едва не вырвала глаз одному унтеру и искусала нескольких эсэсовцев.
Задавая вопросы партизану и не получив на них ответ, —Кинжал!— говорит он просто.
Эсэсовец, поняв с полуслова, выхватывает кинжал и, наклонившись, приставляет острие к горлу русского.
- Это ты понимаешь?—рычит штурмбаннфюрер, гневно поблескивая глазами.— Нож у горла понимаешь?
Пленный, точно зачарованный, смотрит на острие кинжала, медленно приближающееся к горлу.
- Будешь говорить теперь?
Русский не отвечает ни словом, ни знаком. Он даже не шевелит губами.
- Прирежь его! — кричит Штресслинг, потеряв терпение. С секунду эсэсовец колеблется, взглядом ищет подтверждения приказа и в следующее мгновение вонзает кинжал...»
Мы не знаем, кого палач Штресслинг избрал своей первой жертвой. Свидетелями подвига и казни были только палачи. Это мог быть любой из двенадцати партизан группы «Максим». Штресслинг прогуливается вдоль пленных освещаемый прожектором, солдат вытаскивает одного из пленных на свет. Он потерял сознание. Его тащат за ноги в центр луча прожектора.
-Этого явно надо погреть!— говорит Штресслинг.— Разбудите его!Эсэсовец становится на колени и трет лицо партизана снегом. Он уже более получаса лежит на снегу. — Кто ваши командиры?— вновь спрашивает тот.
Партизан открывает глаза. Кажется, он вот-вот заговорит... «...Но тут же голова его падает в снег. У него нет сил. Только в глазах его еще теплится жизнь. И в глазах этих — выражение такой решимости, что Штресслинг понимает...
Он подзывает эсэсовца из взвода огнеметчиков.
— Давай кончать. Это дело и так слишком затянулось. «Мощная струя огня с ревом вырывается из огнемета. Ужас!
Сцена эта продолжалась не более нескольких секунд, но она достигла самой вершины ужаса... Сначала русский вскричал жутким, нечеловеческим голосом и стал извиваться, взрывать ногтями снег и землю. Его тело, сгорая, исчезало на глазах. С пепельно-серым лицом эсэсовец отключил пламя по сигналу Штресслинга. Его жертва еще извивалась несколько секунд на черной выжженной земле, где растаял весь снег, еще билась в агонии смерти. Последним своим движением русский поднес руку к обугленному лицу, на котором сгорела вся живая плоть. Затем его тело изогнулось, опало, замерло на земле. Он мертв.
В нескольких шагах от сожженного стоят в свете прожектора партизаны, потрясенные этой сценой, только что разыгравшейся у них на глазах. Один из них падает на колени в снег. Он шумно рыдает, воздев руки к небу.
Одна из женщин внезапно вскакивает с бешеным криком, как одержимая. Двое эсэсовцев спешат удержать ее. Ее подруги тоже в неистовом порыве набрасываются на них, действуя ногтями, как когтями. Младшую кое-как отрывают от эсэсовца, чье лицо она разодрала...»
По свидетельству эсэсовца Ноймана мы знаем, что среди пятнадцати не нашлось ни одного предателя, все пятнадцать не устрашились лютой смерти, не уступили стали и огню...
Но теперь настал черед и других. Штресслинг саркастически усмехается, глядя, как пленных пинками сваливают обратно на землю.
- Хватит! — кричит он вдруг. — Мы и так потратили слишком много времени.
Положив руки за спину, он подходит к партизанам и внимательно вглядывается в каждого. Затем приказывает эсэсовцам;
- Пулеметчики! Кончайте! Он тут же уходит по направлению к паровозу….
Кровь стынет в жилах, когда читаешь эти страницы из книги, записанной палачом, читаешь о страшной казни героев. Но не только скорбью, а безмерной гордостью полнится сердце, гордостью за тех, кого не пересилила вражья сила. Ни огнем, ни мечом не смогли фашисты — «викинги» сломить мужество героев группы «Максим».
Весной сорок третьего года похоронили останки разведчиков местные жители Рябошапка и Пащенко.
Безвестными бы остались имена героев, но большую поиско¬вую работу провели писатель О.А. Горчаков, орловские школь¬ники под руководством местных краеведов Г.П. Сердюковой и Г.С. Татаренко, нашедших в архивах сведения о разведчиках, рассказывающих об их подвиге. Комсомольцы, молодежь района участвовали в строительстве памятника на 335-м километре — обелиска на месте героической гибели группы «Максим».
Так в степи в ночь с 2 на 3 декабря 1942 года погибла диверсионно-разведывательная группа № 66 «Максим».Радиограмма Черняховского дошла до командования вовремя. Высланные на перехват эшелона штурмовики целый день бомбили его на перегонах между станцией Орловской и разъездом Куреный. Пришлось эсэсовцам разгружаться в полевых условиях и двигаться своим ходом. На это ушло четверо суток.
Таким образом, 15 бойцов диверсионно-разведывательной группы «Максим» задержали армейскую группу Гота на четверо суток. А на войне четверо суток значат очень многое. За этот срок командование Сталинградского фронта подтянуло резервы и организовало прочную оборону.
Спустя двадцать лет о тебе, Валя, заговорило все твое родное село.
«Известие было таким неожиданным и волнующим, — писал корреспондент «Волги» А. Попов, — что оно с быстротой молнии облетело город Ахтубинск. За «Волгой» от девятнадцатого сентября просто охотились и в буквальном смысле слова зачитывали до дыр. Ведь в группе партизан, совершивших зимой 1942 года героический подвиг, была и наша ахтубинская Валентина Заикина.
Прочитав статью и узнав о подвиге партизан, люди долго еще не выпускали из рук газету. Вновь вчитывались в строки, посвященные девушкам-партизанкам. И шептали:
— Это какая же из них Валя-то? Ну конечно, та, что ранена была и в последний момент, перед смертью, расцарапала морду фашисту. Она ведь боевая, смелая девушка была…
Ее считали без вести пропавшей… Мария Павловна, мать Вали, писала туда, где работала дочь, просила сообщить, где она, что с ней. Но в то тревожное время — фашисты подступали к Волге — наверное, недосуг было людям ответить матери.
В том же 1942 году Марию Павловну вызвали в райвоенкомат. Сказали по секрету, что ее дочь Валентина Ивановна — впервые матери ее дочь называли по имени-отчеству — находится в партизанском отряде. И она, мать, теперь будет получать деньги по аттестату дочери.
За три месяца получила. А потом почему-то перестали выдавать.Встревожилась: не погибла ли? Пошла в военкомат. Но там сами не знали.
Все ждала весточку от самой Вали. Каждый вечер встречала почтальона на улице. И каждый день слышала одно и то же: нет ничего.
И так до самого окончания войны.
А потом Марию Павловну вызвали в военкомат и вручили небольшой желтый листок. Все знают, что значило получить такой листок. Нет, мать не упала в обморок. Мужественно встретила известие о смерти дочери. Только вот слезы. Никак нельзя было удержать их.
Из-за них никак не могла прочесть, что было написано на листке. Буквы уползали куда-то вверх или разрастались до огромных размеров. И все-таки Мария Павловна читала: «…Заикина Валентина Павловна… погибла в бою…»
«Но почему «Павловна»? — мелькнуло в сознании, — Ведь «Павловна» — это она сама. А дочь — Валентина Ивановна. Отец-то у нее Иван Александрович».Мать подошла к военкому.
— Возьмите назад извещение. Это не о моей дочери. Моя дочь — Валентина Ивановна. А тут «Павловна»…
И снова долго не было никаких известий. Только в январе 1946 года Заикиным принесли извещение.
На таком же желтом листке было написано: «Младший сержант Заикина Валентина Ивановна умерла от ран 3 мая 1945 года».
Хотя и не сказала никому об этом мать, но не поверила она извещению. Выходит, Валя жива была всю войну. Почему же тогда ни одного письма не прислала? Не похоже это на нее. Тут что-то не так. Не о моей это Вале извещение. Но что же с ней? Где она?
Нет, материнское чутье не обмануло. Столько лет ждала Мария Павловна известия о судьбе своей дочери. И все-таки дождалась. В феврале этого года почтальон принес в дом Заикиных письмо. Прежде всего удивил адрес на нем: «Сталинградская область, с. Владимировка, ул. Пушкина, 27». По этому адресу они получали письма до войны. Теперь уже и область не та, и село в город выросло, и номер дома переменился. Загадочной была и приписка на адресе: «В случае выбытия адресата передать для ответа в местный комитет комсомола…»
Это было мое письмо — пишет О.Горчаков- я разыскивал родных Вали Заикиной. Письмо это было…
…Очень короткое. Ее просили поподробнее написать о Вале, о том, как жила, как училась и т. п. И мать и сестры мучились в догадках: откуда в Москве знают об их Вале? Что с ней произошло?..
Написали то, что знали. Одновременно послали запрос в Министерство обороны, в отдел по персональному учету потерь сержантов и солдат Советской Армии. Вскоре оттуда сообщили: младший сержант Зайкина Валентина Ивановна, 1921 года рождения, умерла от ран 3 мая 1945 года и похоронена в городе Черняховске Калининградской области.
Теперь уже не только матери, а всем в семье стало ясно, что это не их дочь и сестра. Во-первых, написано не Заикина, а Зайкина. Во-вторых, Валя — 1923 года рождения, а та, другая, о которой сообщали, 1921 года. Но все ли верно, точно? Не вкралась ли ошибка?
И снова в Москву летит запрос. Ответ на него рассеял все сомнения — умерла от ран 3 мая 1945 года не их Валя, а другая.
…Теперь весь Ахтубинск знает, как погибла Валя Заикина.
«Вечером в небольшом доме на углу улиц Волгоградской и Пушкина собрались все родные Валентины Заикиной — мать, сестра Елизавета с детьми, вторая сестра Елена с мужем и детьми. Отец так и не узнал настоящей судьбы дочери — он умер в феврале этого года.
В торжественной тишине слышится только голос Елизаветы — она читает газету, где написано о подвиге партизанской группы. С затаенным дыханием слушают её взрослые и дети. И особенно мать. Вот она, оказывается, какая дочь-то у нее! Мария Павловна подносит к глазам платок. Нет, она не хочет плакать… Не надо плакать. Этим надо гордиться… Но слезы сами почему-то льются из глаз.
Она не хочет пропустить ни одного слова. Но когда Елизавета начинает читать о фашистских зверствах, материнское сердце не выдерживает. Мария Павловна жестом перебивает дочь:
— Не надо больше. Не могу.
И потихоньку уходит в другую комнату.
В памяти всплывают картины многолетней давности. Вот тут, возле окна, стояла ее, Валина, кровать…
Валя мечтала стать… Нет, никто из родных и ее подруг не помнит, кем она хотела быть. Но все уверяют, что у нее была большая мечта. Какая? Это осталось ее тайной. И она, боевая, настойчивая, обязательно осуществила бы свою мечту — в этом никто не сомневается. Но война опрокинула все планы…
Валентина продолжает жить в наших сердцах. Ее именем сестра героини назвала свою дочь.
Мария Павловна, бабушка этой Валентины, уверяет, что она очень похожа на свою тетю.
Особенно дорого имя Валентины Заикиной тем, кто лично знал ее. Таких много в Ахтубинске. Это ее подруги, с которыми Валя вместе училась, учителя, воспитавшие ее… Валю знали не только во Владимировке, но и на станции Ахтуба и в Петропавловке. И теперь часто в домик на углу улиц Волгоградской и Пушкина наведываются люди. Здесь жила героиня. Здесь, в этой небольшой комнатке, готовила уроки, ухаживала за младшими сестренками. В этом самом дворе разводила цветы…

http://www.ahtubinez.ru/news/valja_zaikina_ehkho_vojny/2014-11-18-3367

http://www.youtube.com/watch?v=nVQzvL5WH3U#t=279
Категория: 4. Герои ВОв. | Добавил: likantemirova
Просмотров: 306 | Загрузок: 3 | Рейтинг: 1.0/3
Всего комментариев: 0
avatar