☆ Приветствуем Вас, Гость! ☆ Регистрация ☆ RSS ☆
   +12

Главная » Файлы » Фестиваль "70-лет Победе в ВОв" » 5. Литературно – художественные произведения о войне

Мой прадед - доктор Турбин
12.03.2015, 14:43
МОЙ ПРАДЕД - ДОКТОР ТУРБИН


Несмотря на то, что мой прадед доктор Владимир Иванович Турбин умер 42 года назад, жители города Орла до сих пор помнят его. Вспоминают его добрым словом и те, кто хоть раз встречался с ним и совсем молодые люди, знающие о нем по рассказам бабушек и дедушек. Последние, обычно говорят: «тот самый Турбин» или «легендарный Турбин».
Владимир Иванович родился 20 февраля 1905 года в г. Орле в семье потомственных дворян и священников. Учился в Первой мужской гимназии.
В 1923 году поступил в Харьковский медицинский институт, после окончания которого, работал сельским врачом в Салтыках Кромского уезда, а затем вернулся в Орёл, где был принят в инфекционную больницу.
С 1932 года до самой пенсии жизнь доктора Турбина была связана с инфекционной больницей. В его трудовой книжке, хранящейся в запасниках Орловского краеведческого музея, всего одна запись, других записей нет.
Владимир Иванович Турбин ещё до войны стал известен, и уважаем в городе как талантливый врач.
22 июня 1941 года фашистская Германия без объявления войны напала на Советский Союз.
3 октября 1941 года город Орёл был оккупирован немцами.
В Орле оставалось около тридцати тысяч жителей и тысячи раненых солдат и офицеров.
Немцы заняли лучшие здания города, в том числе военный госпиталь на углу Комсомольской и Красина. Всех раненых выбросили на улицу, безногих, безруких, в окровавленных бинтах. В первый день оккупации немцы не занимались ни документами, ни проверками, ни расстрелами. Наступила ночь, страшная ночь с третьего на четвертое октября. Врачи, фельдшеры, медсёстры госпиталя не оставили своих. Было принято безумное и единственно правильное решение переправить их в инфекционное отделение областной больницы, которым заведовал Владимир Иванович Турбин.
Утром следующего дня весь двор был полон стонущими и умирающими русскими солдатами и офицерами. Пришёл немец в погонах и сказал Турбину: «Это наши военнопленные. Завтра вы должны перевезти их в пункт сбора военнопленных. Если вы этого не сделаете, через час все врачи будут расстреляны».
Пунктом сбора был централ, тюрьма, одно из самых страшных мест Орла. Как бы вы поступили на месте Владимира Ивановича Турбина, на которого свалилась такая ноша?
Доктор Турбин стал первым и главным организатором лечебной помощи советским военнопленным и гражданским лицам в оккупированном Орле.
В эти тяжелые дни Владимир Иванович не только выполнял поистине титанический труд врача, но он многое сделал для того, чтобы как можно больше наших воинов спасти от немецкого плена.
Врачами и медсёстрами срочно переписывались истории болезней, чтобы они соответствовали профилю отделения, и «делали» раненых гражданскими лицами. Коммунисты, ко¬мандиры, политработники, а также евреи были записаны под вымышленными фами¬лиями, старые истории болезни на них бы¬ли уничтожены.
Через несколько дней все истории болезней были в порядке, немцы уважительно относились к документам.
Все были распределены по палатам, по коридорам, в подсобных помещениях, каждому нашлось место. У входа в отделение повесили вывеску: Infektionabteilung (инфекционное отделение). На заборе, по всему периметру опоясывающему инфекционный «городок», написали по-немецки: «тифус», «дифтерия», «инфекцион». Гитлеровцы очень боялись заразных болезней и шарахались в стороны от устрашающих надписей.
По сути дела, в инфекционном отделении, под самым носом у фашистов, действовал подпольный госпиталь. Это лечебное учреждение весь период оккупации существовало под названием «Русская больница».
Вылеченных от ран солдат записывали мёртвыми и переправляли за линию фронта.
Зима 1941-1942 гг. была тяжёлой: сильные морозы ударили уже в ноябре и стояли до самой весны. Было голодно и холодно, также необходимо было избежать распространения тифа и других инфекционных заболеваний в условиях чрезвычайно переполненных палат. Единственный врач-инфекционист В.И. Турбин сутками не уходил из больницы. К декабрю тиф был побеждён, а работа по спасению наших военнопленных продолжилась. Если бы гестапо узнало, что Турбин скрывает военнопленных, евреев и тех, кто прячется от угона в Германию, его вместе со всем персоналом русской больницы расстреляли бы сразу.
Последние полтора месяца перед освобождением города, когда в отделении скопились десятки военнопленных, бежавших из лагеря, а также многие скрывавшиеся местные жители, доктор Турбин не покидал территорию инфекционного «городка». Уставший, он сутками стоял на ногах, исполняя не только обязанности врача, но и долг советского гражданина-патриота.
Не считая гражданских лиц, «Русская больница» спасла около тысячи бойцов и командиров Советской Армии. Работу врачей В.И. Турбина, С.П. Протопопова, В.А. Смирнова, Б.Н. Гусева, Л.А. Цветковой и других - высоко отметил главный врач Советской Армии Н.Н. Бурденко: «...у вас тут настоящий подпольный госпиталь... Это же выигранное сражение!»
На следующий день после освобождения Орла доктора Турбина и других врачей из его больницы арестовали за то, что оставались в оккупации и работали с немцами, их держали в тюрьме несколько месяцев. Дело удалось прекратить, но Владимира Ивановича сместили с должности заведующего отделением, а на его место назначили врача, который приехал из эвакуации. Долгое время Владимир Иванович работал рядовым врачом, за ним, как за врагом народа, была слежка.
В начале 50-х годов доктор Турбин стал заведовать отделением воздушно-капельных инфекций. Для многих жителей Орла он стал моральным авторитетом, который не могли поколебать не пренебрежительное отношение официальных властей, не кляузы в местной прессе. Особое негодование властей и как следствие разгромные статьи и в орловских газетах вызвало освидетельствование им мощей Тихона Задонского. Экспертиза Владимира Ивановича показала, что мощи подлинные и действительно нетленны. Эту историю и сейчас помнят многие из горожан.
Конечно, средства массовой информации его не жаловали.
В августе 1960 года в редакцию "Орловской правды" поступило письмо, которое не увидело света. Турбин писал: "С 1933 года я был единственным в Орле врачом, выполнявшим ночные вызовы в дождь, в бурю, в метель. Они были необычайно трудны для меня, но по моей вине не погибло ни одного ребёнка. Сотрудники "Орловской правды", оплёвывая меня в газете, не захотели увидеть моего настоящего лица, а ведь я, возможно, спасал и их детей".
В 50-е, 60-е, 70-е годы популярность скромного практикующего врача Владимира Турбина росла с каждым годом.
К нему обращались за помощью из деревень и сёл Орловской области. Обращались не только с инфекционными заболеваниями, он лечил от всех болезней. Никогда никому не отказывал. Владимир Иванович Турбин был большой души человек и доктор с большой буквы.
Важнейшим и определяющим событием в жизни Владимира Ивановича стало принятие монашеского пострига в орловском Успенском монастыре. Внешне, его жизнь ничем не изменилась и став «монахом в миру», он старался охранить это втайне.
Мой прадед доктор Владимир Иванович Турбин умер 22 апреля 1972 года. Его похоронили на Троицком кладбище. В гроб втайне положили монашеские одеяния.
Думаю, многим почитателям доктора Турбина приходила мысль если не о превращении дома, где он жил в его дом-музей, то хотя бы об установке там мемориальной доски. Однако пока имени его нет даже на мемориальной доске, висящей перед входом в областную больницу. В 1992 году одну из улиц в Заводском районе города Орла, микрорайон «Лужки» назвали именем моего прадеда – доктора Турбина.
В годы Второй мировой войны, когда нацисты уничтожили миллионы евреев, некоторым из них удалось избежать гибели. Они спаслись благодаря героизму и самоотверженности таких людей, как доктор Турбин, который с огромным риском для собственной жизни прятал их в подпольном госпитале, изготавливал им фальшивые документы, помогал бежать из оккупированного Орла в партизанские отряды.
Яков Яковлевич Этингер в своей статье «В Израиле чтят подвиг "Праведников народов мира" написал: «…Среди тех, кто спасал евреев, - мать вице-премьера правительства России Валентины Матвиенко, врач Турбин, создавший во время оккупации Орла подпольный госпиталь, в котором нашли спасение многие евреи. Благодаря доктору Турбину выжили и евреи-врачи и медсестры, работавшие вместе с ним…»
Память об этом незаурядном человеке живет среди орловцев и предается из уст в уста. Имя доктора Турбина - это олицетворение верности выбранной профессии и врачебному долгу.
В будущем, как мой прадед, я хочу стать врачом. Я буду лечить людей
возвращать им здоровье, а значит, делать их счастливыми.

Станислав Линьков
г. Орёл, МБОУ – лицей №18, 11 класс

руководитель Самарина Марина Ивановна, педагог-организатор, руководитель музея «Зеркало истории» МБОУ – лицея №18 г. Орла

ПРИЛОЖЕНИЕ


В наградной отдел
Орловского облисполкома
от гр. Дмитриевского Владимира Ива¬новича, проживающего в г. Орле по 1-й Посадской ул., д. № 46,

Заявление

В газете «Орловская правда» от 9.09.65 г. опубликован Указ Президиума Верховно¬го Совета РСФСР о награждении ряда ме¬дицинских работников, во время оккупа¬ции Орловской области немецко-фашист¬скими войсками проявивших мужество и отвагу при оказании помощи и спасении жизней советским гражданам и военнослу¬жащим Красной Армии. Патриотическое дело по достоинству оценено нашим наро¬дом. И пусть минуло много лет с тех пор, но и здесь, наконец, восстановлена спра¬ведливость.
Однако считаю необходимым заявить следующее.
Ни в списках награжденных патриотов - медиков, ни на страницах документальной повести М. М. Мартынова «Подпольный госпиталь» мы не встречаем имен работни¬ков инфекционного отделения той самой «русской больницы», персонал которой так самоотверженно стоял на своем тяже¬лом посту все двадцать два месяца фа¬шистской оккупации Орла.
Редко упоминается большая патриотическая работа врача Турбина В. И., заведовав¬шего в то время инфекционным отделением, медицинских сестер этого отделения т.т. Юрасовой М. М. и Яичкиной Н. И. и др.
На протяжении долгого времени окку¬пации и особенно в последние, самые трудные недели, эти люди, ежеминутно рискуя жизнью, укрывали и спасали от концлагерей и смерти десятки советских людей, в том числе большую часть воен¬нопленных, выздоровевших и вернувших¬ся в день освобождения в Красную Ар¬мию.
И мне удалось уцелеть от жандармской облавы в последнюю неделю оккупации, благодаря тому, что — как и многие дру¬гие — я был укрыт в отделении Турбина В. И. под видом инфекционного больного, спасен от фашистов и впоследствии также ушел на фронт.
Являюсь свидетелем исключительно от¬важной патриотической деятельности это¬го персонала отделения тогдашней «русской больницы» с доктором Турбиным во главе.
Известно, что этот человек большой личной скромности и отваги не был свое¬временно отмечен в списках награжденных сотрудников-медиков, где ему по праву принадлежит не последнее место. Полагаю, что со мной согласятся все.

ИЗ УКАЗА
ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО
СОВЕТА РСФСР

За мужество и отвагу, проявленные в борьбе против немецко-фашистских захватчиков в период Великой Отечественной войны 1941 — 1945 г.г., наградить от имени Президиума Верховного Совета СССР:
Медалью «ЗА ОТВАГУ»

Турбина Владимира Ивановича
Председатель Президиума
Верховного Совета РСФСР
Н. Игнатов.
Секретарь Президиума
Верховного Совета РСФСР
С. Орлов.
Москва, 18 октября 1966 года.
Категория: 5. Литературно – художественные произведения о войне | Добавил: samarinamarina
Просмотров: 338 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 1.0/11
Всего комментариев: 0
avatar